?

Log in

No account? Create an account

Следующая деревня Ратьково
pryaha
Будут ещё: Рогаткино, Сивцево, Смык, Старостино, Старые Липы, Щипачёво.

С Ратьково всё печально, даже фотографии деревни нет. Конкретно и у меня ничего нет. Только академик Янин написал конкретно о Чернокунстве, с этих территорий шла дань Литве, «чёрная куна». Эта книга у меня настольная, поэтому можно быстро найти и зачитать главное.

Здесь строго научные факты, читать их сложно. Вопросы 1134 года, или около того. Вопросы о том, кто получал залесскую дань.

Как пишет учёный, «чёрная куна» с пограничных новгородских территорий была незаконно захвачена сыном Юрия Долгорукого Ростиславом в его новгородское княжение не позднее 1142 года. В 12 веке на залесские дани претендует Смоленск. Пограничными землями были земли Торопца и Ржева. Это были земли удела сына Ростислава – Мстислава Храброго.

Экспансия Литвы на эту территорию отмечается датой 1223 года. Последнее свидетельство о независимости Витебска от Литвы отмечается особой датой, но здесь много дат приводится. Короче говоря, учёный пишет, что в 1326 году началась эпоха, когда прежняя новгородско-смоленская граница стала новгородско-литовской.

Военный успех новгородцев в Великих Луках послужил поводом для заключения мира с Литвой, вопреки прежней договорённости с Ливонским Орденом не заключать мира с Литвой. Далее отношения с Литвой стали традиционными как гарантия безопасности. Волости, которые перешли на кормление Литвы защищали Новгород от шведской опасности на север-западе. На юге выплачивали куну Литве с пограничных волостей. Таким образом, как пишет академик, Литва унаследовала права на пограничные волости, раньше принадлежавшие потомкам внука Владимира Мономаха.

Почему такое положение не оспаривалось со стороны Твери и Москвы? Как объясняет учёный, претензий со стороны русских князей не было, поскольку русские князья все были не потомки Мстислава Владимировича, а потомки Юрия Долгорукого. Русские князья не обладали правом получения чёрной куны с указанных волостей и не претендовали даже.

В дальнейшем отказ от выплаты этой дани был осуществлён «явочным порядком». Иван Третий присоединил Новгород к Москве.

Холмский погост сначала не входил в границы Чернокунства.

И вот ещё что пишет учёный. Старые реликтовые отношения между Новгородом и Литвой, когда Литва была гарантом безопасности, воспроизводили странные ситуации. Это всё описано в летописях. Новгородцы в дальнейшем не помогали псковичам ни словом, ни делом, когда бесчинствовал Витовт, когда надо было отмстить за кровь христианскую, и когда орденские отряды воевали Залесье.

Военные действия происходили на территории Великолукской земли, Новгород равнодушно взирал. В результате Новгород утратил контроль за этими землями. Новгородцы пришли и всё пожгли во Ржеве, повоевали Великие Луки.
Тогда же, эти волости перестали платить дань новгородцам и Холм тоже стал платить дань Литве. Демонстративно разрывается союз с Москвой во имя союза с Литвой в 1463 году. Однако, документально это не подтверждено.
На сегодня всё о реликтовых отношениях моих холмских родственников с Москвой.

 

Ещё о Прокопино и Пылино
pryaha
Вряд ли кто сейчас поедет специально в Прокопино и Пылино, чтобы посмотреть культовые камни, но знать надо, что это примерно такое. Очень хорошо написано об этих камнях именно. Здесь у нас, как я уже писала, мозаикой разбросаны по полям и весям древние городища, курганы и культовые знаки.

В Прокопино, в частности, культовый камень, в Пылино курганная группа. Ещё бывают селища древние и городища. Обо всех этих достопримечательностях Локнянского района написано, фотографии есть, но что это за фотографии. Это кадастр достопримечательностей Локнянского района, он в составе общего кадастра по всей области, это такой проектный документ, он даже написан от руки учёными, обычным чертёжным шрифтом. Фотографии не отражают содержания, часто это просто фотография указателя на дороге. Курганные группы тоже не видны на большом поле, вместо селища мы увидим лишь кочки с травой на поле. Городища тоже практически не видны постороннему человеку. Просто написано, что диаметр городища, например, триста метров, и это всё. Туристу там смотреть абсолютно нечего, поэтому важны пояснения, лекции, литература и музейные материалы с раскопок.

Если читать просто Википедию, то там о культовых камнях много, камни разные бывают. Только вкратце если писать, это много получится, целая страница. Но почему бы не написать именно об этих камнях искомых, этого нет. Ведь с каждым камнем связана легенда, этого тоже не излагается. Более того, в описании деревни Прокопино лишь одни слова – неизвестно…неизвестно и десять раз неизвестно, то же самое о Пылино.

Повторяю – в кадастре лишь одно слово написано: курган, либо камень культовый.

Но смотрите, сколько разновидностей есть по каждой достопримечательности. Только вкратце: камни- надгробья, камни-оплодотворители, камни- исцелители, камни- метеориты, способствующие дождю, камни- покровители (обереги), камни-жилища богов и духов предков, камни- свидетели событий, камни-под которыми находят детей или клад.

Это всё, что касается функционала камней у разных народов, но конкретно у славян что, тоже написано. Славяне почитали камни, связанные с именами героев, святых. Также камни посреди воды почитались. Также собирали воду из углублений в камнях. В Петров день приходили к камням у воды. Само имя Пётр означает каменный. Сербы приносили жертву на камне, после укладывали этот камень в основание дома. У камней производили охранительные ритуалы: опахивание во время мора, заклание курицы или ягнёнка в Юрьев день, прокалывание ушей ритуальное производили детям, на камнях оставляли приношения, либо развешивали вокруг камней на деревьях полотенца, платки, ленты и хлеб.

Вспоминают такие названия культовых камней как: Борисовы камни, Рогволодов камень, Баш и Башиха, Дед (валун), Каменная могила, Княжеский камень, Синий камень, Конь-камень.

Какие именно камни в этих наших деревнях? Ничего не пишут. Никаких легенд не приводится.

Однако, в той же Прибалтике на экскурсиях все эти же легенды приводятся, лекции читаются, о легендах рассказывается в каждой школе. У нас этого ничего нет, пусто.

В интернете всё что угодно найдёте, будет про Македонию читать и прочее, бесконечно много. Про наше ничего.
Либо боятся, что что-то не то написано, что ожидают. Так можно объяснить. Но что тут скрывать, это же древний мир, расскажите про древний мир.

Нет, лучше расскажем какие-нибудь небылицы, вроде того что украинцы Чёрное море выкопали, а у самих точно такое же рассказывается. У народа создаётся впечатление, что был некий древний русский мир особенный, русский именно. Некие города такие-растакие, чего не было.

Когда появилась деревня – и то не знают, год основания по большей части – не известно. Как такое может быть, когда всё известно учёным до дыры. Но вот в том вопрос, что наука-то у нас тоже разная, мнения разные. Причём, одни вещают, что легендарное прошлое сейчас всё будет помещено на иконы вместе с новыми святыми, совершившими подвиги в новейшие времена. Другие говорят, что никаких таких даже людей не существовало в наличии конкретных, это собирательные образы. Это точно также всё придумано в советские времена как была придумана история ВКПб, чтобы легче было понять и заучить наизусть в Совпартшколе. Тогда зачем такое вещать, да ещё с телевизора.

Всё понятно на самом деле – почему так. Эта информация должна быть секретной, нашему народу ничего этого говорить нельзя, особенно если печатными буквами написать, нельзя. Всему же поверят моментально, будут ходить и  в Петров день, и Юрьев день, и тряпочки развешивать по деревьям, и опахиваить, и курицу тоже .. и ягнёнка, и клады будут искать под камнем, и воду собирать будут святую, и личики омывать детишкам, и уши прокалывать. Словом, всё это будет точно сделано, а под конец камни унесут, разрежут на частички и ладанки зашьют, и в каждой машине это будет около зеркал болтаться, народ у нас такой. Поэтому ни о каких именах тоже и легендах языческих говорить нельзя, тут же этими именами детишек назовут, нехристи.

Деревни Прокопино, Пылино и Ратьково
pryaha
Пока не берём в голову наличие и заселённость этих деревень старой Михайловской волости Локнянского района. Всё равно же деревни никто не фотографирует, а если и делают фотографии, то не знают с каких позиций надо фотографировать и что именно есть важного. Для этого надо очень много знать. Сохранились ли здесь ещё дома границы Полесья, вот что здесь важно. Этого нам не узнать издалека. Визитной карточкой деревень с интересной историей является амбар двухэтажный, величественное сооружение. Но вероятность увидеть такое очень мала. Я лично видела такое сооружение совсем недавно, но не скажу где. Потом как-нибудь, только не сейчас. Долго я изучала это сооружение, пока его не снесли. Особой архитектурной ценности в нём не было как таковой, но видно было, что стоит он уже давно. Возможно, доски были уже гнилые, но издалека он всё ещё был хорош. Это была, так называемая рига по-русски, переделанная в сенной сарай во времена колхозов. Сарай действительно стоял на краю деревни, которая была вытянувшись вдоль реки, но старая улица уже не просматривалась,как видно, очень давно. Здесь были хутора только оставшись по углам и затотуркам, небольшие и бедные.

Очевидно, что колхоз перепланировал давно уже старую застойку удомельского типа, как я уже объясняла, с хорошим балтийским следом, пришедшим из древности. А здесь, как вы понимаете, и была такая старая балтийскаго типа застройка неизвестно какого времени, но явно оставшаяся ещё со времён столетней давности. Такие места очень любили осваивать богатые колхозы и совхозы, наследство было хорошее, на этой базе можно было быстро развивать хозяйство после войны. Так оно достояло практически до шестидесятых годов, когда начали строить модные посёлки из панельных домов с удобствами городского типа. Удобства были местные, но они были. Поэтому. Когда колхозы были распущены, была проблема только в развитии инфраструктуры: водопровода, электричества и канализации, а также можно было тащить газ. Но всё равно это требовало несоизмеримых вложений для одного частника. Сделать новую инфраструктуру посёлка было практически нереально, поэтому земли были дорогими там, где кто-то вложился и построил. В 90 годах было мало домов для залогов в банки, все дома были дешёвые и старые, инфраструктуры не было новой. Но кто мог тратить деньги на такие вещи? Только производственники, у которых уже были производства, но их надо было развивать. Для этого были нужны деньги, их брали в банках, а за счёт производств отдавали, причём надо было ещё платить зарплаты рабочим. Вот это и называется инвестиции, когда под залоги своих же домов брались деньги, ещё можно было заложить оборудование. Так что, тот кто быстро строил эту саму инфраструктуру и строил дорогое жильё себе, якобы, в этом был смысл такой, что под это можно было получить кредиты. Деньги были в банках иностранных, но под что их брать? Какой залог был? Залог был дорожающая земля с инфраструктурой, современный дом хороший. Поэтому большие дома строили, чтобы всю семью перевести, детей и родителей даже, а те отдавали своё жильё, чтобы помочь достроить, продавали относительно дорого. так и возникли пузыри, но сначала никаких пузырей на рынке недвижимости не было, был рост гигантский постоянно. Цены сначала были умеренные, потом нагнали цены уже перекупщики. Все занимались недвижимостью, кому не лень, но постепенно грамотные люди, которые могли строить грамотно, ушли с возрастом, уехали. За границей больше можно было производственникам грамотным заработать, поэтому стала нарастать незавершёнка. Появились неграмотные архитекторы, неграмотные строители, много стало людей, строивших себе дома самостроем. Но самостроем нельзя построить дорогой дом. Такая кустарщина пошла. Не было ни проекта грамотного, ни грамотно сделанной канализации, не говоря о газе и хорошей воде. Лишь бы, лишь бы. Коробка – не дом. К коробке надо ещё очень много, ещё столько и ещё полстолько. А уже одна земля немеряно если стоит, а жить нельзя в доме, то это недострой получается. Человек берёт кредит такой, что нельзя больше строить, надо кредит отдавать. А денег нет. Начинаются быстрые продажи- рынок обваливается. банки разоряются, банкиров сажают, люди идут по миру пустые. А народ же как думает. Тот, кто построил себе большой дом – тот виноват, тот плохой. Но как тот плохой, если он даже не перепродал, сам живёт и платит кредит. Всё равно плохой. Почему? А налог возрос с подорожавшей недвижимости, либо за воду стало больше и за электричество платить надо. Вот это колхозное крестьянство и тянет бочку на соседа нового. Он виноват уж тем, что хочется мне кушать, и рады-радёшеньки, если тот производственник разорится и уедет, продаст дом за бесценок. Система такая – ты выброси, а мы возьмём даром. Вот так дома в два раза подешевели, а они ещё и банки позакрывали, и кредиты перестали давать на прежних условиях. Народ ринулся уезжать, а местным националистам только этого и надо, и никого извне не пущать, цены всё подымают за проживание одно в государстве, но это же Европа, не забывайте. Это всё сложнейшие процессы идут. Но люди первоначальные вложения тоже делали в инфраструктуру, открывали новые бизнесы. Это уже забылось. Теперь если строят, то скворечники такие, опять на старую инфраструктуру вешают немеряно свои скворечники двухэтажные, пока она грохнется того гляди, дорог уже нет местами как класс, отсутствуют дороги. даже жалко ездить по иным посёлкам, люди дороги отсыпают песочком, ямку засыпят, а ты проехал и нет опять дороги. Безнадёга такая пошла местами. Кто даст денег под такое? Ничего, зато некоторым построили и газ и дорогу, на их век хватит.
 

Письмо из деревни
pryaha
Здесь и сейчас надо всё это записать, пока письмо не затерялось, это всё по этому же региону, недалеко. Письмо адресовано в том числе мне лично, написала его троюродная сестра мамы. Я о существовании данных родственников не знала, это всё речь идёт о деревне Полозово и той же Идрицы, и деревень вокруг Пустошки и Идрицы. Почему сейчас, не в порядке изложения. Только для памяти, пока в памяти сидит.

У деда был брат родной, будем считать, либо сводный брат, но это одна и та же фамилия. Брат Егор Антонович. Сестра старшая Варвара, которая жила и умерла в Петербурге (в Ленинграде). Ещё сёстры были: Ульяна Антоновна (в замужестве Шипулина), Ксения Антоновна (в замужестве Финажонок).

Ульяна окончила в Петербурге железнодорожное училище, где готовили проводниц, кассиров и прочих специалистов среднего звена, было ещё до революции. У Финажёнков было много детей, о них после. Финажёнка поймали немцы, он был в партизанах, погиб. Похоронен в Идрице около памятника партизанам. Все дети погибли.

Теперь о Шипулиных, их выслали в Приморский край, город Сучан. Детей было тоже много, это будут двоюродные мамины сёстры и братья. Но кто же будут тогда троюродные? Пишет Википедия, что троюродные – это дети двоюродных братьев и сестёр моих родителей.

Но могут ли эти троюродные помнить войну? Да, поскольку дед был самый младший, а эти троюродные были почти ровесники матери. Поэтому они и называют дедова брата Егор Антонович, это был двоюродный дедушка им. И вот она пишет, что Егор Антонович всех забрал себе (своих).

Я думала, что никогда не расшифрую этого письма, писем было два. Письма были написаны в 2002 году. До этого не общались, но почему?

Причём, мать не хотела мне говорить, но письма были в том числе адресованы мне лично, поэтому она мне его отдала давно. Только теперь я его нашла, там были фотографии  кого-то с сестрой, и отдельно её фотография, и ещё маленькая с документа. Письмо из Твери, фамилия похожая, но немного не такая как у деда. Она пишет, что из их фамилии осталось всего несколько человек ( имеется в виду фамилия изначальная прадедов. И вот она написала, где похоронены предки. Оказалось, не там, где я думала. Она пишет, что когда началась бомбёжка 27 июня 1941 года, они ночевали на могилах на кладбище, домой уже не вернулись.

Значит, это в Твери оказалась всё же женщина с первоначальной дедовой фамилией. Она пишет – высылаю фото родных, как же сёстры похожи друг на друга. Это фото принесла ей Лиля, дочь Нади. Она пишет, что похоронили в Москве, кладбище Щербинка, участок 22, третий ряд. Кого-чего- невозможно разобрать,так пишет, слово на слово наезжает, не видит ничего.

Оказывается, приходила Лиля и принесла фото всей семьи, внучка Егора Антоновича, семья вся снята до войны: дядя, тётя Поля, Николай, Надежда, Ася, Люба.

Действительно, Николая я знала лично, всю его семью. Он приехал из Китая после войны, военный в чине. Жена Вера Романовна, две дочери. Одна из дочерей умерла рано, похоронена в деревне рядом с отцом, её звали Нина.
(Но я не была на кладбище и не могу понять, что за кладбище, только предполагаю. Около Полозова. Там же была у них дача в доме Егора Антоновича, в Полозове, у Николая.

Моя мать была там примерно в 2002 году, и вот она ответила этой сестре, рассказала про поездку очевидно.

Та пишет на это, что мечтала всю жизнь подышать воздухом, а дышит отравой сейчас. Вспомнила, что был сад роскошный у деда Антона, мама моя с Марией катались с горки, как рассказывала Мария. Мария Финажёнок, которая погибла в партизанах.

И вот пишет эта женщина, предположительно имя Мария (неразборчиво пишет), что в Москве похоронен Женя, на кладбище Щербинка.

Она ещё спрашивает, была ли мама там, где они жили, рядом с железной дорогой недалеко от Егора Антоновича.
Ночевали на могилах у озера в лесу. Далее идёт описание дня войны. оказались в окружении несколько семей. К концу августа оказались в селе Козлово, прорвали окружение. Вроде можно понять, и там до окончания войны остановка была вынужденная. После выехали в Тверь.

Вот она пишет опять, что были на могиле Аси в Старо-Козлове. Пишет, что Асю в гробу провожала, выходит, вместе они были.  В то же время подчёркивает, что Асю увидела только в гробу, Ася красавица была.

Но вроде не нашли ни кладбища, ни церкви, кто-то даже картошку посадил, и дорогу даже перекопали. Так можно понять описание поездки на кладбище. Так и пишет – но увы, на кладбище бывшем кто-то даже картошку посадил, нет ни церкви, ни кладбища.

Были с сестрой Катей в Идрице, она пишет. На могиле бабушек и дедушек были, деревня Грибло, от неё осталось три дома, а было около ста домов. Это они ездили сразу после войны, не помнит в каком году. Были тогда же в Луках на памятнике Матросову, когда он был ещё в натуральном виде (одежда). Она пишет, что Матросова переодели после в шубу в 1983 году, согрели. Пишет с иронией. Неразборчиво об Идрице написано.

Пишет, что венчали дедушек и бабушек в церкви в деревне Зародице. Не разобрать дальше текст. Вроде это исконное название, похоже так написано. Дядя мамин жил в стороне и там всегда были ярмарки – неразборчиво.
Дальше нет места, оторван ещё четверток бумаги и продолжено письмо.

Пишет, что не может исправить то, что написала – не видит.

Пишет, что Катя звонила. Видимо в больницу положат. Возможно, придётся к ней ехать, а у самой давление 200.
Далее написано, что они с Катей были у брата двоюродного, сына Ивана. Зовут брата двоюродного тоже Евгений. Иван, она уточняет, жил на вашей стороне.

Далее она в конце пишет, что не может представить эту территорию заросшей, столько там было садов и тропинок. (Мама написала её, что с трудом проехали, всё заросло по пояс кустами и травой, не проехать было до «печины» дедовой за гору, где за лугом фундамент только и остатки кузницы и груша древняя, пошла поросль, а самой груши нет, и сада нет.

 Ушло безвозратно. На этом конец письма.

Второе письмо есть. Более разборчиво написано, что пишет второе письмо, а что случилось с первым, для неё загадка, видимо плохо заклеила конверт.

(Это всё мне не понять. Возможно, мать моя написала ей, чтобы она поакуратнее писала, а то не понять ничего. Более разборчиво второе письмо. жалею, что не смогли встретиться. Такой смысл.

Она пишет, что Надя и Николай «уже уехали» к Егору Антоновичу. Надя и её брат Николай.

Далее непонятно, но даны либо номера телефонов в Москве и Твери, либо коды почтовые.

Катя, стало понятно, что она живёт в Москве. Вроде написано: сообщаю телефоны.

Она написала, что нашла в документе отца письмо от мамы, поэтому она и написала. Адрес у них другой, поэтому мать моя не могла ей написать. Далее сообщается тверской адрес. дата чётко 4.02.2002 год. подпись мария вроде, неразборчиво. Ваша старая сестра.


Пишет, что осталось от фамилии четверо мужчин и три женщины. Хотелось бы встретиться.

Мать обижалась, помню, что есть родственники в Москве, но негде остановиться показать детям Москву. Ни ответа ни привета не получила и после смерти мужа, ни от кого из большой фамилии деревенских родственников, которые жили все по большим городам, материально благополучно.

Третье письмо о том, что умерла Катя, кладбище Щербинка. Маминой рукой приписка, что в Идрице Евгений К живёт.

После жена Николая выехала из Полозова в Идрицу, но это уже другая история, более современная. Так и не определила я сейчас, где кладбище и где всё же находится дедова «печина». Так и не знаю. дали описание туда дороги, но чёткого смысла нет, где это.  Карту же проще дать вроде бы, карты есть. Для них всех там дом один, и от него тропинка к печине, вот и всё, идти по направлению к электролинии. А где эта электролиния, и где вообще дом Егора Антоновича, второй дом написано. А там две улицы, как минимум, и откуда второй дом считать.

И где это на нашей стороне, и на вашей стороне дядин дом, имя дяди неразборчиво.

Теперь буду искать деревню Грибло и деревню где ярмарки были, и деревню в которой церковь есть со старым названием Зародице, вроде исконное название.

Теперь о фотографиях присланных, тоже подтекст на обратной стороне. «Оля! Узнать можно? Кто.» На второй фотографии написано, то же лицо и её сестра очевидно: «Сестре Оли от Ка …. (далее много букв неразборчиво) и М». Далее дата и подпись, начинающаяся с буквы У, совершенно непонятная подпись.

На У вроде фамилий вообще нет таких у нас. На фото две довольно молодых женщины около пятидесяти лет обе, одна даже моложе выглядит, стройная и нетолстая совершенно. Фотография явно не 2002 года. Дата указана 2002 год, 13.4. На второй фотографии типичная такая бабец в сарафане, в кружевной блузке, около дома снято деревенскго сидит на лавочке в цветущем саду  Либо это Катя из Москвы, либо Мария из Твери, автор писем скорее всего. С клатчем таким в руке, деловая. Полноватая, но вполне себе ничего дама.

На другой фоторгафии дамы обе сняты в парке в городе около вековых таких приметных деревьев в три обхвата стволы. То ли в Твери, то ли в Москве, фотографии любительские советские чёрно-белые.
На сегодня всё.

Река Гредица в деревне Польшино
pryaha
В Польшино Гредица поворачивает, по Гредице проходит восточный участок Полесской границы. Как раз о Полесье пишут интересное по ключу Польшино.

Оказывается, здесь живёт особый народ, полехи. Нашлась заметка, кто это такие. Гредица вообще речка мелкая, даже рыба заходит в неё только в половодье. Ничего удивительного, что народ додумался использовать речку как сточную канаву, но это заметили вовремя и запретили сливать канализацию с 2017 года.

Как видно, здесь по речке проходит граница, но что такое Восточное Полесье. Чётких границ Полесья нет и никогда не было.

Особенностей быта и традиций тоже нет. Причём, разные этнографы считают по-разному. Здесь не обойтись без знаний истории Польши и Литвы.

Дославянское население этих мест называется голядь.

В полной мере великороссами полехов назвать нельзя из-за того, что здесь остался существенный архаичный след балтийской культуры. Племя голядь была балтоязычная. Судят об этом по гидронимам Верхней Оки. Славянская миграция пришла сюда в седьмом веке Нашей Эры.

Одним из этих славянских племён были кривичи.

Земли кривичей подвергались жестокой экспансии Тевтонского Ордена. В итоге, в связи с присутствием на данных землях значительного литовско-балтского субстрата, сформировались следующие черты Полесья:

- полесский костюм;
-  особый план жилища;
-  старые формы крыши ( двухскатная и четырёхскатная).

Река Гредица длиной всего 24 километра. Финноугорский пласт у нас здесь прослеживается слабо.

О племени голядь впервые упоминает Ипатьевская летопись в 1147 году.

Когда говорят о сечи с литвой, то подразумевают именно голядь. Надёжно определяется голядь в Западном Подмосковье в бассейне реки Протва.

Язык же можно считать общим, это древний язык славянобалтов.

Говорят, древнее наследие этого языка – это говор так называемых «трудовлян» на западе Тверской области. Также сохранились некоторые традиции полехов.

В 1236 году крестили в католическую веру язычника Миндовга. Втайне он продолжал приносить жертвы языческим богам, народ оставался языческим.

Далее Гедемин занял почти всю Белоруссию и Волынь украинскую. После уже Ольгерд в 1362 годуодержал важную победу и занял весь бассейн Днепра и Днестра.

Женившись на дочери Витовта Софье, сын Дмитрия Донского Василий заключил договор о границе, она проходила по Угре, притоке Оки.

Литовизации эти наши земли избегли вследствие большой отдалённости от центра Литовского государства. Затем территория Верхней Оки вошла в состав Русского государства окончательно, это было во второй половине 17 века.
По сути культура Полесья – это южновеликорусская культура.

По ключам Морщинская культура, железный век можно посмотреть особенности находок из раскопок. Лучше всего конечно конкретно посмотреть раскопки городища Перхово, если таковые есть.

Отсюда и понятно, почему такая архитектура удомельских деревень странная, практически без декора.
 
 

Польшево и Прокопино
pryaha
Перелучье ещё осталось за бортом, но оно где-то около Перхова находится, тоже в восьми километрах от деревни Михайлов Погост. Где же Польшино, интересно. На П ещё будут Прокопино и Пылино.

Здесь большая концентрация населения осталась ещё с доисторических времён дореволюционного демографического взрыва, после это население было сосредоточившись в Питере в очень плохих условиях, город был переименован в Петроград только с началом Первой мировой. Слабая культурная и общая образованность этого нового класса городской бедноты и была причиной всех бед, поскольку людей можно было распропагандировать путём революционной печати, а затем обмануть. Как говорят, жили не так уж плохо в том же Питере, как говорят теперь. Но это по сравнению с последующими событиями жили не так плохо в мирное время. Но была ли революция неизбежной, вот на этот вопрос по-разному отвечают.

Так что, в любом случае дело было в культуре, но свободное развитие местной культуры вроде уже создало немало к тому времени, было много придумано и воплощено в жизнь такого, что и сейчас воспринимается как достижения культуры.

В то же время народ не оценивал положительно барский быт, ту культуру быта городского, к которой уже привыкла городская часть населения, городские обыватели. Это была другая культура, не крестьянская.

Даже тут люди договариваются до того, что прогресс в любом случае сделал бы своё дело, если бы обеспечить мирное развитие того же крестьянства. Мол, до последнего всё равно нищета бы не дошла, поскольку срабатывают сами собой такие процессы, что внутри того же крестьянского слоя идут свои процессы, стабилизирующие экономику. Мол, на уровне семьи уже идут такие процессы, включаются такие механизмы, ибо работает всё время человеческое сознание и та самая культура бытования. Никто же специально не хочет ухудшать своё житьё, поэтому включается движение в нужную сторону, но мешают элиты и то самое неразумное элитарное стремление дестабилизировать прогресс. С толку сбить массы – это и есть дестабилизация, и первой такой крупной ошибкой политиков была Первая мировая война, а до этого было наполеоновское нашествие, но раньше техники такой разрушающей не было.

Но самое главное, главная беда была романтизм, тоже культурное явление мирового порядка. Немало этот  романтизм привнёс из Европы в среду наших элит вредного, как говорят. Тот же Керенский, как говорят, был большим поклонником Наполеона, появились и другие романтики образованные, устроившие восстание декабристов. Как говорят теперь, некоторые декабристы были такие, что дай им только волю.

Тот же Пьер Безухов у Толстого, в конце романа уже видно, как эти романтики собираются в тайных обществах вместе со Сперанским, и куда собираются двигать прогресс, интересно. Затеяли реформы, но что это были за реформы, вспомнить.

И были ли те реформы такими, что хоть на миллиметр приближали бы наш крестьянский народ к образованию и развитию общей культуры. Посмотреть в Википедии, что это за реформы такие.

Выходец из народа, человек был такой потрясающей харизмы, что царь Александр Первый гордился им в своей свите даже перед Наполеоном. Маленьким мальчиком Сперанского заметил первый Салтыков. Сперанский мог стать монахом, но сделался царским секретарём, его карьера была стремительной. Человек мог работать много лет по 19 часов в сутки, имея гигантские таланты. Он выгодно отличался также своим нравом и внешностью. Его оценили молодые аристократы высшей элиты государства.

Когда царь решил осчастливить Россию либеральными реформами, лучше человека не нашёл, поклонника Вольтера и либерала.

Реформы должны были задеть все слои общества. Но консервативно настроенные люди вроде Карамзина были настроены против, а министр полиции и вовсе считал его преступником.

Помещики просто теряли голову, когда думали, что будет уничтожено крепостное право, а власть надо будет передать плебеям.

Произошло не просто «падение сановника» и высылка его в Нижний Новгород. Были остановлены реформы.

Через некоторое время Сперанского назначили генерал-губернатором Сибири. Это был шок для местных.  Он начал с гласности и свободы торговли. Говорить можно стало всё через головы начальства любого.

Но вот сделались недовольны казахские ханы вплоть до отделения от России. Далее декабристы решили назначить его новым императором в случае успеха восстания.

Ничего, деятельность при Николае продолжилась, он даже получил графское достоинство, но прожил при нём только один день.

Известно, что Сперанский воспитывал царя Александра Второго.

Именно Сперанскому принадлежит идея о правовом государстве. Выходец из самых низов общества, можно сказать, достиг таких высот. Даже сама его фамилия была придумана благодетелем при поступлении в семинарию и означает «подающий надежды». Полжизни он проспал на лавке под старым и грязным овчинным тулупом, как пишут.

Вот откуда ещё всё тянется, когда плебеям хотели подарить свободы и сделать либеральные реформы. Но из Сибири быстро отозвали тоже, сделали царским воспитателем. Всё же при Сперанском были разработаны основы правового государства либерального. При Александре Втором была реформа крепостного права проведена в 1861 году, как сейчас помню из школы.

Так что не сказать, что все цари были злодеи неумные, а вот.

Как говорил Пушкин, император метался между Сперанским и Аракчеевым как между гениями зла и блага. Но вот теперь уже говорят, что и Аракчеев был не так уж плох.

Не так плох был и царь Николай Второй, при нём должны были победить в войне, когда он отстранил главнокомандующего, взял командование на себя. В этот момент начали побеждать, поскольку за дело взялся очень талантливый полководец Алексеев. С ним царю было захватывающе интересно составлять планы военных операций, победа была близка.

Но вот тут распропагандированные большевиками войска подвели, либо что ещё. Говорят, народ двинулся домой с фронта, так как надо было присутствовать при переделе земли как раз, один раз в 12 лет была перерезка наделов, и надо было делить ещё земли помещиков, которые после февральской революции наделы новые достались народу. Вот они и попёрли с фронта, да ещё газеты большевиков сбивали людей с толку. Люди были просто распропагандированы частично вражескими силами тех же немцев, которые влияли через большевиков.

У большевиков были планы гения Ленина, и говорят денег немеряно на печать, затем был Троцкий подъехавши, он и был основной движущей силой революции, хотя расходился с Лениным радикально в целях революции. Троцкому надо было раскачать общую движуху мировых революций, в этом был основной интерес. Лениным двигало желание сделать революцию в России и взять власть, чтобы уничтожить прежнее государство и сделать диктатуру пролетариата, либеральные партии и меньшевики мешали. Вот он и придумал те лозунги, на которые клюнули распропагандированные несчастные крестьяне и солдаты из крестьян состоявшие. Началась гражданская война, а до этого было сломано то правое государство со всеми законами царскими старыми, было вместо законов просто целесообразность революционного момента и террор невиданный, который ужаснул обывателей. Был шанс даже в Гражданской победить белым, но не повезло опять России. Эта победа левых удивляет некоторых до сих пор, в чём же была причина. А причина была простая, несоизмеримые силы крестьян, их было просто больше, они были везде, распропагандированные и тёмные силы тёмной и некультурной массы, уже принявшей участие в неслыханном терроре, в котором виноваты были с точки зрения любого права и с христианской точки зрения даже. Но как написал Черчиль, наука экономика давалась Ленину нелегко, и христианские заповеди он тоже не освоил никак до НЭПа, пока не погибло 8 миллионов человек. Борьба за власть в сталинские времена обошлась ещё дороже, красное колесо покатилось по стране ещё дальше. На волне Второй мировой мечтали устроить коммунизм на оставшейся части суши, и многое получилось в войне против гитлеровской Германии, которая мечтала о реванше и опять развязала войну мировую в Европе. Оказалось, что нацисты рвутся к власти уже давно, с 30 годов. Как так получилось, опять вроде случайно, никто не ждал, что этот фанатик придёт к власти. Но когда они пришли, то уже народ понял, что антихрист он настоящий и есть, а думали что председатель колхоза. Стали быстро перестраивать производства, создавать в тылу вторую индустриальную страну, благо что было куда отступать, сработал быстро народный гений, дубина народной войны опять сработала, благо люди уже только что получили необходимые знания на рабфаке и в высших школах, новые элиты быстро образовались.

Здесь вспомнишь Сперанского, талантливого народа было много. Думали, после войны заживём, но не тут то было.

На сегодня всё.

Монументальные шестистенки из Перхова
pryaha
Перенеслось ли к нам сюда не только название, но и тип домов старинных деревянных, я не знаю. Никто пока не написал в Википедии, есть ли в Перхове у нас в старой Михайловской волости такие редкостные по нашим временам дома. Причина мне непонятна такой загадочной забывчивости, но несомненно одно, что если название сохранилось до сих пор деревни, то значит была некая ценность этого названия, и действительно.

Вот случайно мне пришло в голову посмотреть, что за деревня Перхово была на севере Тверской области, и обнаружилась очень интересная уникальная статья. Нельзя не привести вкратце содержание этой статьи по нашей уникальной местной культуре.

Мало того, что здесь находится около современного дачного места историческое древнее городище, которое археологи так и назвали «Городище Перхово».

Здесь и современная сохранивщаяся деревня уникальная, это касается всего архитектурного ансамбля деревни. Кто заинтересуется, можно посмотреть картинки. Привожу здесь этот текст, так как предполагаю, что жители Перхова по каким-то причинам в какое-то время переселились сюда по соседству и привнесли сюда к нам в Локнянский район свою уникальную культуру быта, Так часто бывает, если земли делятся по наследству между братьями, вот они и создают на доставшихся землях вторую вотчину с таким же названием. Такой обычай был во времена княжеской власти, обычай древний.

Таким образом, то что сейчас пишут о домах в Тверской на севере могло относиться и к нам. И в этом свете конечно очень жаль, что наши школьные учителя так мало интересовались местной архитектурой древних русских домов, никто никогда не показал нам, школьникам, что такая культура жизни существовала здесь рядом, в ста километрах от города, не более. Да и уникальное первичное Перхово городище тоже недалеко, не более как в двухстах километрах.

И вот что написано, вкратце только.

Здесь смотрят древнее городище десятого века, также застройку плотную деревни 18 века и уникальную роспись церкви, храмовая живопись древняя сохранилась.

Что самое интересное, редко такое, что сохранилась полностью застройка с исторической планировкой генплана начала 19 века. Большую художественную ценность представляет из себя роспись церкви. Церковь 1803 года Богоявленская с Ильинским и Никольским приделами.

Памятником археологии считается вся береговая линия озера Перхово.

В связи с этим сказанным сейчас, присоединяюсь к возмущению жителей села и дачников, которые недовольны огораживанием берегов и возведением очень крупных дач на этих исторических берегах. Непонятно, как такое вообще стало возможно.

Вот здесь я тоже должна присоединиться к мнению некоторых крупных историков, что после всякой революции наступает реакция и восстановление того же самого. С этой точки зрения понятно, что после революции 1917 года немного побузили, что называется, и система стала постепенно восстанавливаться в части своей основной жизнедеятельности, невзирая на изменения политики. Так, немедленно стали появляться учёные археологи, которые продолжили свои труды по изучению древних городищ. Так было практически во всех областях науки, культуры и производств. Идеологические установки конечно мешали, мешали работать, но учёные даже попадали часто в лагеря, им запрещали печатать труды, происходила на местах жесточайшая борьба, которая закончилась, как известно, победой демократии. Кто этого не понял, жаль, но всегда это было на местах работ, что в науке, что на производстве. Людей, которые мешают, их все знали. Лженауку тоже ставили отдельно и знали. Так что вполне понятно, что новая революция 90 годов сейчас сметает то, что было добросовестно наработано в жесточайшей борьбе, и нельзя это сметать безумно. И кто остановит застройку берегов и свободный доступ к берегам, это сделает правильно, вот и все дела.

Учёные, как это очевидно, советские учёные, прекрасно знали про эти дома удомельские и деревню. Но вот то, что эти дома широко не афишировались как достижение русской культуры- это уже была работа идеологии и соответствующих людей идеологии. Я думаю, что если бы какая-нибудь смелая учительница повезла бы нам показывать русскую деревню на севере Тверской области, то её бы если бы и не посадили бы в концлагерь, то премии лишили бы точно, а то выгнали бы с работы и из профессии. Вот так обстояли дела с идеологией советской.
Однако, сейчас, опять произошла революция и слом понятий в 90 годах. Это счастье конечно было, но сломали тоже многое под шумок, стали делать некоторые такие вещи, которые не допускались учёными в советское время. Это был абсурд, но абсурд продолжается, ибо частная собственность допускает, законы же тоже надо корректировать. Это всё не сразу, и пока законы дойдут, всё сломают. Таким образом, был бы царь, то высочайшим указом можно было бы мгновенно остановить абсурдные вещи. С этой точки зрения диктатура после революции проще работает, если надо остановить мгновенно наступающий рынок. Особенно рынок частной собственности на частные родимые Версали новые.

Что ещё пишут об этих домах, это интересно. Это дома Вышневолоцкого типа, развёрнутые широкими сторонами в сторону озера. Это крупные избы, они стоят в плотном порядке, иногда расстояние между домами не более метра.
Современные дачи входят в противоречие с исторической застройкой.

Вот здесь надо повторить то, что я уже писала. Современные архитекторы порой очень невежественные и некультурные. Часто архитектор как таковой отсутствует, образование и лицензия куплены. Исторических знаний и культуры ноль.

И если в советсткое время никому бы в голову не пришло застраивать такое новым Версалем, никто не согласовал бы как честный человек, то теперь согласуют запросто за деньги.

Что ещё пишут, старые дома очень крепки, могут простоять очень долго.

Возраст домов никто не помнит, есть очень древние. Декор очень простой, это наверно и сбивает с толку современных обывателей. Резьба старая простая, да ещё обшивка появилась в новая в 20 веке и скрыла древние срубы.

Красота застройки всего генплана состоит в точном и мягком использовании рельефа местности, поэтому линия застройки очень красивая. На краю деревни сохранилось огромное деревянное здание старой риги (зернохранилище), построенное в 20 веке. Такие же огромные деревянные двухэтажные сараи за околицами являются своеобразными визитными карточками всех удомельских деревень.

На изломе улицы расположена церковь на древнем погосте, испорченная современной реставрацией, после которой стены стали сильно намокать.В холодном и тёплом храме сохранилась роспись, в холодном полностью сохранилась.

На берегах озера Перхово «мозаикой» сохранились древние археологические стоянки.

На сегодня всё.

Деревня Перхово
pryaha
Перхово – озеро на севере Тверской области, от этого гидронима все названия деревень. В Википедии пишут, что из девяти деревень с таким названием только одна в Смоленской области, остальные в Тверской и Псковской.

Это уже очень важное сведение, но название редкое. Тем более важно понять, что за название, почему так странно распространилось. Обычные названия от гидронимов распространяются в большем количестве, деревень по пятьдесят.

Возможно, некрасивое название было упразднено, как упразднено название деревни Перхово в Марёвском районе Новгородской области. Что касается Марёвского района, тоже странно. Обычно Маревский если, то как Мариинский театр, в честь царицы.

Улица Марияс в Риге длиннейшая была, наполовину сократили тоже, но в память или как, оставили сквозные номера домов на улицах с разными названиями.

Карта деревни Перхово ничего не даёт тоже. Место расположения объекта, так и пишут, найти не удалось. Но это смешно.

Попробуйте найти тоже некоторые дома на Марияс, не найдёте. А ведь школа бывшая громадная не иголка, но ни школы, ни дома нет. Архивов тоже нет никаких порой, как говорится.

Не так много в городе частных школ имперских было, казалось бы, но школа пропала с концами.
Вот так и с названием имперских царских деревень.

Нигде не написано, где был Версаль своеобразный богатый. Некоторые хозяева, мода была такая перед революцией, сажали деревья ценной лиственной породы рядами, но не совсем рядами, а выкладывали буквы своих инициалов, и это было очень правильно. Теперь только по этим буквам и можно иногда определить, где была роскошная дворянская усадьба.

Есть даже книга такая, называется «Когда деревья были большие».

Вот так и у нас в Локнянской волости. Исчезло даже само название волости, изменили её написание невзначай, стала называться Локнянская. Хотя, всё название идёт от Локтя, должна называться Локотская, но Локотская нельзя. Локотское у нас только самоуправление, которое было при Гитлере в Тверской области.

Самоуправление – это другими словами земство имперское, где есть своя собственная власть, все земские управы: суд свой, школы, больницы, дороги, предприятия и прочее. Все деньги тоже работают в основном в земствах, за исключением определённых отчислений, назначенных государством.

Вряд ли немцы не знали о существование такого самоуправления в войну. Но кто-то договорился о том, чтобы их оставили в покое. Самоуправление жило как в дореволюционной России, но как бы без царя, со своими демократическими законами идеальными, как если бы была в России установлена такая же власть идеальная, которая должна бы учреждаться несобранным в своё время Учредительным собранием.

Можно почитать, кто интересуется подробностями. Причём, считается, что это не был режим германский, а был режим русский чисто. Некоторые так даже дело представляют, что немцы якобы сюда не дошли и не совались, самоуправление охранялось своими силами. Естественно, была открыта церковь обычная. И если раньше эти церкви были после войны отделившись, то теперь церковь опять одна считается с недавнего времени.

Границы тоже, как я понимаю, этого Локотского самоуправления тоже были новые. Сейчас эти условные границы распределяются, как я поняла, тоже условно, захватывая границы всех окружающих районов и областей.

Но кто так мог в войну влиять, чтобы такое образование странное появилось не просто так. Это были не простые люди, чувствуется влияние белой эмиграции высших сословий. Это были целые армии, которые теперь у нас все объединяются в одно название власовцы, но не одного только Власова была армия. Они все считали себя воюющими против мирового большевизма. Вот поэтому они оказались в затруднительном положении после войны, кто не попал в лагеря советские, кто не отсидел своё. Кто отсидел, того простили, жили обыкновенно как репрессированные люди. Многие были такие, которых после реабелитировали, даже многих. Но так для порядка все заполняли анкеты специальные на работе. Некоторым не давали допусков, а допуски нужны были для работы с документами для служебного пользования. Это касалось всех. Так что в начальники не всех брали. Но некоторые просто ничего не знали о своих «предках», писали в анкетах как надо. После вдруг их раз - и с работы уходили тихо по неизвестным причинам, никто ничего никому не объяснял.

Так что путаница возникла тоже страшная, когда дело касалось номенклатуры. Это и было одной из причин отстранения коммунистов от власти. Всем до того надоели эти выкрутасы и враньё, тем более, поколение виноватых уже умерло, а сын за отца не ответчик. Что касается идеологии, то появилось много партий, но либеральные опять не у власти. Слово либерализм для многих ругательное.
На сегодня всё.

Два писателя Успенских – Глеб и Николай
pryaha
Здесь я привожу отрывки из биографии двоюродного брата Глеба Успенского – Николая Успенского. Ещё, кроме них, был один Успенский знаменитый, Лев Успенский. Прошу не путать этих писателей. Самое знаменитое произведение нашего локнянского писателя Глеба Успенского – «Нравы растеряевой улицы».

 Далее привожу отрывки, цитаты. Очень важные, как мне лично кажется, для понимания революции 1917 года. Все эти цитаты только о Николае Успенском, совершенно неизвестном для нас писателе. Глеба ещё кое-как знали. У Николая крестьяне совершенно реалистичные, не такие как у Тургенева. Они абсолютно настоящие, даже говоры настоящие воспроизводятся, как говорят. Также много приведено фольклора и песен. Только несколько произведений было замечено советской критикой, да и в царское время также.

 Остальные произведения остались незамечеными, не публиковались по причине их повторяемости и простой изобразительности. Другого источника существования у писателя не было, он прожил голодную жизнь, полную лишений. Тоже сошёл с ума и покончил жизнь самоубийством, хотя был в юности семинаристом и сыном деревенского священника.

 Николай отучился на первых двух курсах университета. Сначала поступил на факультет права, затем захотел стать врачом, но не смог учиться по материальным причинам. После он стал писать, его стал печатать Некрасов в своём журнале. Учёбу в Тульской духовной семинарии он тоже не окончил по причине тяги к писательству.
Н.В. Успенскому была чужда идеализация крестьянства. Он говорит откровенно все, что знает о нем. Его внимание привлекает грабительский характер реформы, положение крестьянства, его расслоение.

Успенский видит смутное зарождение социального протеста, едва заметный рост сознания личности и бунтарского духа отдельных крестьян. Писатель смотрит на крестьянскую жизнь иными глазами, чем многие его современники. Интерес представляет замечание К.И. Чуковского о непохожести страны, изображенной Н.В. Успенским, на тургеневскую: среди жителей этой страны не было ни Хорей, ни Калинычей. Ни про одного из них Успенский не мог повторить вслед за Тургеневым, будто лицо у него было кротко и ясно, как вечернее небо. Да и не станут они подносить друг другу пучки полевой земляники. В стране Успенского только и помышляют о том, как бы дерябнуть... да как бы объегорить кого, – один под другого подкапывает, один другого поддевает.

Крестьяне Н.В. Успенского воспринимают такую жизнь как норму и не надеются на ее изменение. Они понимают безнадежность своего положения, не питают иллюзий насчет свободы и равенства. Для них освобождение от жизни – это самое лучшее: «То-то придет время, все помрем! Вот уж и будет свобода-то! Никаких забот! Лежи себе, ровно барин»; «А что вы говорили насчет равенства, то оно будет в конце мира, не раньше».

Трагический крестьянский мир с его мрачными неприглядными сторонами – нищетой, темнотой, суевериями, отсталостью, пьянством, жестоким помещичьим произволом – волнует писателя. Он верен своему принципу фотографичности фактов, считает, что явление нужно дать, как оно выглядит.

Так, рассказ «Старуха» – горькая жалоба народа на горемычную жизнь. Горе матери, ее печальный, прерывающийся слезами рассказ о судьбе сыновей не вызывает сочувствия окружающих. Убитая горем мать одинока в своем несчастье. Трагедия крестьянки никого не волнует. Люди в рассказах Успенского разобщены, далеки друг от друга. Символично название села – Горемыкино, и крестьянка называет себя «горемыкинской».

Как символ крестьянской России воспринимается и финальная картина деревеньки «Из дневника неизвестного». Автор пишет: «На горе стояла мокнувшая деревенька, словно заливавшаяся слезами». Успенский рисует пьяный разгул и произвол властей («Хорошее житье»), темноту и невежество народа («Змей», «В ночь под светлый праздник», «Обоз»). Однако это не умаляет его особого отношения к деревне. К.И. Чуковский отмечал, что «русскую деревню он любил ненасытной и взволнованной любовью», испытывал тревогу о несчастных, обокраденных крестьянах, боль от их темноты и бесправия. «Он не льстил им, не молился на них, не сочинял легенд о их мудрости и какой-то гармонической красоте, он – по своему обычаю – говорил о них самую горькую правду, но это была правда любви, а не злобы».

Вместе с тем писатель не дает своего субъективного толкования объективной ситуации – изображаемой действительности. Это не входило в его художественную задачу. Читатель должен был сам почувствовать и осознать необходимость скорейшего коренного решения крестьянского вопроса.

Изображение народной жизни соответствует художественным принципам писателя: она представлена в отдельных явлениях, осколочных художественных срезах и проявлениях действительности, разъединенных между собой, притом каждая картина изображенной им жизни несет свою идейную функцию.

В своем творчестве Успенский стремился к созданию циклов произведений. Основным из них являются очерки «Из простонародного быта», единство которых достигается показом разных сторон народной жизни как единого национального явления в определенный исторический период, а также образами простонародной среды.

Жанровые особенности своих произведений писатель обозначал сам: «Дорожные сцены», «Сцены из сельского праздника», «Родные картины», «Картины русской жизни». Уже сами названия говорят о том, что перед читателем проходит череда картин, сцен, эпизодов, сменяющих друг друга.
Н.В. Успенский был «первопроходцем» в демократической прозе. В его творчестве уже отразились основные ее особенности, художественные принципы и жанры, своеобразие эстетики: демократизм, точность, документальность в описании событий как фактор художественной правдивости, фольклоризм и этнографизм как основной структурный элемент, сдержанность чувств, сердечных излияний в оценке поступков действующих лиц и событий, исключение всяческих лирических проявлений, своеобразие описаний природы.

В изображении Успенского народ не осознал причин своих бед, не вступил на путь разумной борьбы за социальное переустройство. Писатель же ставил перед обществом огромную тяжелую «...задачу исправить то веками накопившееся зло, которое историей причинено народу, просветить мужика, воскресить в нем человека».

Н.В. Успенский, как и все беллетристы-шестидесятники, был собирателем-этнографом. Для него народно-поэтическое искусство и культура являлись источником духовности народа, неотъемлемым составным качеством русской души, обращение к которым придает иные художественно-эстетические начала его творчеству.

Фольклорные жанры вносят лирические нюансы в его «суровую» прозу, создавая иной колорит, выделяя социальный план жизни и подчеркивая социальное звучание элементов фольклора. В рассказе «Поросенок» писатель делает акцент не на фольклорной основе повествования о «бедовом воре», а на общем фоне происходящего – забитости народа, его духовной нищете. Народная примета о счастье новорожденного, родившегося в рубашке (рассказ «Крестины»), также истолковывается писателем как изображение безрадостного положения бедняка.

Демонологические народные представления используются писателем для изображения темных сторон в жизни крестьянства, его мировосприятия, окрашивая повествование как мягким юмором, так и обличительным пафосом (рассказы «Колдунья», «Змея»).

Николай Васильевич Успенский, воплощая принцип изображения жизни народа «без прикрас» отразил отрицательные явления в русском крестьянстве как наследие векового рабства – невежество, грубость нравов. Его крестьянин в поле, курной избе, извозе – забит, суеверен. Традиции Успенского были восприняты А.И. Левитовым, В.А. Слепцовым, Ф.М. Решетниковым, сурово и мрачно изображающими крестьянство.




 

Перелучье и Михайлов Погост
pryaha
Перелучье находится в восьми километрах от волостного центра Михайлов Погост. Вспомнить опять, что за Михайлов Погост такой. Здесь родина писателя Успенского, поэтому и Перелучье деревню тоже видно, это одна волость. Пока у меня одна только церковь описана кирпичная в деревне Михайлов Погост.

Стало понятно и то, почему я стала описывать старую Михайловскую волость, а сейчас продолжила. Это царское владение князя Михаила, но какого князя Михаила? Вероятно, брата Николая Второго, который был причислен к лику святых как великомученик, зверски сожжённый в революцию. Поэтому и идёт здесь речь о Гражданской войне.

Вопрос перекидывется в наше время, разобраться трудно, но можно. Здесь и сейчас стало понятно, что ищут концы заговора при корниловском мятеже, и вроде совсем уже было нашли. Здесь дело обстоит так, что фактических материалов, даже если и читали, то далеко не все и не всё, но тексты настолько сложные, то в глаза не бросаются откровенные ошибки и пробелы знаний.

Как я уже писала, особенно трудно разобраться в книге Керенского. Неподготовленный читатель не может это понять вообще, что там к чему. А если сравнивать все факты, излагаемые Керенским, и факты современных лекторов некоторых ( не буду их называть), то всё становится на своё законное место. Причём, надо наизусть помнить материалы, а значит прослушать не один раз, и при этом иметь оглавление даже перед собой книги Керенского, этого  уже достаточно, чтобы понять, где именно либо подтасовки специальные, либо путаное сознание неадекватное.

Но не у всех, естественно, столь сложные тексты анализируются в головах. Далее уже идут те материалы более широкого и простого изложения.

Что касается литературных источников, вроде книг белоэмигрантского заграничного народа, то верить им можно и нужно, но зная заранее, о чём речь. поскольку мы никто этих материалов раньше в глаза не видели, то теперь самые уважаемые люди могут их использовать в своих политических целях как угодно, поскольку мы наивны и нелюбопытны. Нас просто обмануть, а тем более когда говорится материалами судебных стенограмм, это сложнейшие тексты.

Но вот остались на местах архитектурные памятники, книги таких писателей как Успенский Глеб.

Сегодня, поскольку актуальные вопросы я для себя решила относительно происходившего здесь сто лет назад, можно поговорить и о писателе Успенском. Как его имя вписывается в общий контекст нашей культуры, это важно.
Конечно, много людей есть, которым это имя глубоко пофиг, что называется, но не для нас, провинциалов Псковской области.

Что ещё хочется заметить, не будет обязательным для меня рассматривать только новейшие источники информации о писателе. Чтобы не впасть в тенденциозность и предвзятость, нельзя читать только советскую критику. Но где было больше написано, это важно. Как его воспринимали современники, что он такого важного написал, интересно.

Успенский описывал городскую бедноту, крестьян, был близок к народникам. Что важно, его дочь была женой знаменитого Савинкова Б.В., эсера и террориста.

Что теперь хочется тоже выяснить, какой Савенков был во Временном правительстве, заместитель Керенского, как я понимаю. Кто есть кто, чтобы не путать.

Посмотреть эсера Савинкова биографию Бориса Викторовича.

Действительно, женат на Вере Глебовне Успенской.

Вот этот самый Савинков, террорист, масон и революционер, эсэр был близок с Керенским, занимал должность после Февральской революции комиссара Временного правительства в седьмой армии, а после комиссаром всего Юго-Западного фронта.

Именно он был всё время с Керенским во время августа-октября 1917 года, и раньше. Керенский постоянно пишет о нём в своей книге. Вернее, он там один из главных действующих лиц.

Что касается Успенского, то его психика не выдержала событий революции, что было и немудрено при всём, что происходило на его глазах. Наверно так, быть в царской России писателем было наверно проще. Тем более, что пишут, не так плохо жили интеллигентные люди в столицах. Революция был ужас без конца.

В частности, Савинков считал, что только «благодаря» слабости Керенского случился Октябрьский переворот. Но вот Керенский пишет другое, что Савинков искал отставки и воспользовался случаем, когда смог подать в отставку и отстранился от дел. В этот момент июля 1917 года он уже был непосредственным вторым лицом после Керенского, который был премьером и военным министром. Савинков был товарищем военного министра. Если бы диктатура Корнилова состоялась, у Савинкова был шанс стать реально диктатором. Но он был очень опытен и хитёр, судьба его хранила, видно, для великих дел. Именно Савинков посоветовал Корнилову сдаться Временному правительству (так пишет Википедия).

Далее Савинков же в эмиграции познакомился с героями нашей деревенской истории Локнянского района Мережковским и Зинаидой Гиппиус. Он даже стал писателем. Стал бороться с большевиками сразу же после Октябрьского переворота, создал Союз защиты Родины и Свободы, создавал Добровольческую армию на Дону в 1918 году.

На сегодня всё.