August 19th, 2021

Буслайково

Буслаев был такой у нас на заводе, на ТЭЦ. Всё толковые были ребята, работали с отцом, были у нас, конечно, дома, даже во время работы приходили вечером, когда шла ночная смена. Они прибегали, если авария или что спросить по чертежам ночью. Часто сидели и чертили чертёжики деталей, как сделать. Картинки рисовали обычно на чём попало ручкой с чернилами. Хорошо было рисовать на журнале Энергетик,,там были даже такие специально оставлены страницы пустые. Но этого было мало. Любили рисовать на больших детских книжках, бумага была даже лучше, ручка не мазала. Всё это было по ходу дела, ни у кого высшего образования не было. Слесаря, механики и машинисты турбин. Когда приезжали настоящие монтажники, то они жили тоже в нашем доме в командировке, было близко. Это уже когда шла наладка и пуск оборудования, то приезжали инженеры настоящие. Тогда частенько выключали свет в домах, турбины останавливали. была сначала одна турбина, потом вторую пустили. Постепенно аварий и остановок становилось меньше, это уже был 52-53 годы, но жили ещё очень плохо. Жилья не было, было много больных, ещё были инвалиды без ног и рук, ещё не было даже пеницилина. Я ещё в школе не училась, мать сидела дома, детских садов не было. Я очень хотела в детский сад, в школу. Подружка ходила в детский сад, Иванова. Один раз меня взяли на день поиграть в Детский сад, там были куклы настоящие, с волосами и закрывающимися глазами, и которые говорили мама. Вот так тогда жили, стояли за хлебом и за сахаром, остальное с базара. Молоко привозили колхозники на волах, бабы торговали сметаной и молоком на детской площадке. Ходили старьёвщики, цыгане, нищие и погорельцы ходили по домам. Торговля шла семечками, ягодами, мороженое и пирожки привозили на тележках, петушков и ромовых баб привозили. Всё было качественное, вкусное. Теперь такого нет. Продукты продавали в пачках и в бочках. В пачках продавали кисели, гороховые супы, в бочках огурцы, капуста. В банках стояла икра настоящая,повидло, сыры были. Никто не покупал. Денег и так впритык, а ещё пропивали некоторые. Поэтому кругом были огороды стихийные и картофельные небольшие огороды, на них часто находили мины, снаряды и патроны. Ходить в лес было опасно, но ходили.

Я так теперь понимаю, что старый Витебский уезд как раз сыграл ту роль, что это было наиболее грамотное и продвинутое в техническом отношении  население. Как теперь вижу, фамилии всё были древние местные, городские. А какие здесь города? Псков далеко, до Витебска и Смоленска не доехать. Ближайший город Невель, оттуда все заводчане, среднее техническое звено. Такого народа везде был дефицит. Рабочих деревенских надо было ещё обучать, шёл набор рабочих везде, но жить было негде. Переполнены все общежития, бараки бывших лагерей, люди жили в землянках. Все квартиры были поделены на комнаты. Комната – это было счастье. Туалеты на улицах, топились печки углём тем же самым, дрова на растопку. Готовили еду на керосинках и керогазах, вода в колонке напротив. Первые сталинки с удобствами только начинались.

Буслайковы наши худо-бедно, вернувшись из эвакуации, поднимали завод. Комнаты имели, в деревнях ещё оставались кое у кого домишки, родня в колхозах. Работали очень много, но и жили весело, весёлое было время. Главная задача была выучить детей, школы были переполнены. Открывались техникумы, институты. Не забывайте, что и рыба в реках водилась. Ездили в рыбу, ходили на охоту по выходным. Правда, дичи было мало, звери в лесах распуганы, лосей практически не было, никаких оленей. Строго всё было расписано, если дело касалось лося или кабана, но зайцы попадались по первой пороше. В сараях, у кого были комнаты или квартирки, все завели поросят, кур и кроликов. Соответственно, грязь была несусветная во дворах, по периметру дворов были вырыты канавы, в которых вечно стояла навозная жижа. Завели детские площадки, но там сидели бабы с торговлей на скамеечках. Играть было – только песочница. Свежий песок привозили каждый год во дворы, насчёт этого был порядочек.

Ещё о Буслайково
Общую ситуацию обрисовала, чтобы понять точно, какой расклад был по населению в Невельском районе, кто жил в деревнях до войны. Понятно, что в ходе коллективизации многие выехали в города. Но вот тут не совсем мне понятно, кто же остался там в колхозах, что происходило на оккупированных территориях. Кто после войны там остался на местах работать в колхозах, какая миграция происходила, либо завоз новый сюда. Очень много народа в оккупацию погибло, ведь это были места как раз черты оседлости. Вот тут сведений мало, как развивался здесь центр культуры, какая именно культура развивалась в Невеле и Велиже. А также здесь были Усвяты древние, древний религиозный центр христианской культуры. Здесь развивались одновременно  и католическая, и православная культуры.  Развивались эти две христианские культуры в борьбе. Вот тут не очень понятно, как повели себя в оккупации столь разные по своей культуре жители бывшей Империи. Тем более, Советская власть не могла афишировать после войны, что происходило. Почему скрывали, да потому что предстояла совместная опять созидательная работа в советском государстве. Эту работу должны были выполнить советские люди, новое поколение советских людей должны будут жить при коммунизме, но сначала построить социализм. На деле же во время войны вернулся сюда строй Средневековья с ведьмиными кострами, дикими зверствами и пытками средневековыми. Выходит, культурные наработки, что Российской Империи, что Советов, не смогли переломить культы Средневековья. И это при всём уничтожении церквей, при полной победе Революции. Живучей культура оказалась средневековая, с её сожжением книг. Вот где загадка основная, но кто носитель основной оказался этой средневековой культуры, как это внутреннее государство смогло принять опять новый режим оккупационный. Но самое главное событие стало развиваться позже, когда не стало и Советского Союза. Сепаратизм опять пошёл, всё Подвинье опять отпало, Беларусь отделилась, опять появилась граница. Опять униаты захватывают церкви. Если бы это было в первый раз, так нет. Средневековый процесс опять тот же самый, так чего ждать хорошего. Почему.
Никто как будто не понимает, что процессы все заложены культурно, в глубинах сознания всё сидит здесь же. Нет, виним Америку. Америка даже не знает, где это всё находится. Тут на самом деле же у нас полное единство – говорят. Мы тут все советские, либо, люди. Но где же тут единство, если так всё поменялось. Полная смена населения, одни названия деревень остались от того культурного пространства. Дворян же нет, они все за границей. Советов тоже нет. Демократия, так тоже вроде нет. Для церкви православной демократия слово ругательное. У нас теперь всё православное есть отдельно, что касается Православия: есть отдельно даже литература православная. В Невеле какое же православное, это центр еврейской культуры бывший. То-то бывший. А что, я извиняюсь, это теперь стал центр православия, что ли. Да. На голубом глазу. Мы же все невельские, все теперь православные чисто, и даже более того. Вот и непонятно, откуда же вы такие там взялись, чисто из Средних веков на машине времени приехали, что ли. И кто вы? Ну разве что на машине времени, так то вас тут не стояло уже лет шестьсот. Почему? Опять же, повторяю, тех дворян нет уже православных, католиков тоже нету, евреи все уехали. Деревня в города подалась, Байковы всякие и Буслаевы. А ваши кто родители? С каких времён? Где это написано? Нигде не написано, живу я тут. Какая у вас культура? Вот тут ответа нет. Или такой: я даже не понимаю, о чём вы спрашиваете. Я вам не Спиноза какой-нибудь, я человек культурный. Обсчитали его на приданом, он взял и перину тёщину распорол, вот пух и летает. Тёща год пух собирала, пушинка к пушинке.

Не совсем про Невель получилось, ну ладно.