Пряха (pryaha) wrote,
Пряха
pryaha

Categories:

Фольварки Еменецкой волости

Барки, Белины, Борисово, Заречье, Колдобка, Колково, Лузгинино, Пенчино, Перечево, Рыбаково, Рыбница  - эти фольварки числились в Еменецкой на 1906 год.

Времени с 1906 года по 1927 год прошло всего-ничего. Это меньше, чем  с 1990 года по сю пору, поэтому думаю, что на тот момент 1906 года строения фольфарков были на месте.  Колхозники просто так не уничтожали ничего, тогда ведь думали, что революция и была для того, чтобы  всё барское досталось народу. Мы знаем далеко не всех владельцев этих фольварков, ставших впоследствии деревнями. Какие названия деревень остались в сельсоветах и перешли в послевоенное время – это узнать легко. Но вот, что было до 27 года здесь, какие события просходили,  это  загадка. Самое загадочное время, в это время молодёжь покидала родные места, сельсоветы разорялись. Менялся уклад жизни на селе, возникали новые идеи насчёт использования земель и местных ресурсов. Боролись с предрассудками и влиянием прошлой бытовой культуры местной. Приехали сюда в сельсоветы первые переселенцы –красноармейцы, их оставляли в сельсоветах работать после демобилизации.

В эти годы уехали в город мои дедушка и бабушка, жили на съёмной квартире, работали на заводе. Мать рождения 1921 года, дядя младше. Жили, по воспоминаниям, в городе, сильно хуже. Но заставила коллективизация, дед сильно боялся, что их вышлют. Деда уже исключили из партии, после на заводе восстановили. Хозяйство было хорошее у бабушки, жили не голодно, дед был уехавши в Читу работать , организовывать колхоз. Оттуда вернулся без партбилета. Спасибо, на заводе были все свои, что называется. Восстановился в партии быстро. Думаю, похожая ситуация была и здесь. Дела в сельсовете были плохи, у частников было всё хорошо, но тут пошла быстрым темпом коллективизация. Люди только что развели скот, его надо было сдать в колхоз. Были кулаки и кулацкие элементы, была беднота.

На заводе постепенно дела  налаживались. Наша бабушка работала заведующей заводской столовой, она умела готовить, была очень ответственная.  Дед  пошёл токарем, стал опять работником по партийной линии. Тут его опять отправили отвечать  по партийной линии за сдачу всего-чего … точно не знаю. Дед не справился, опять ему выговор. А он уже был каким-то начальником (как питерский рабочий, большевик). Деда опять чуть не посадили, но бабушка проявила решительность и мудрость. Разругались, хотели разводиться, но кончилось дело тем, что деда вернули за токарный станок, где он и отстоял до эвакуации. Только дали им квартиру, стали жить нормально, а тут война. Дядя учился на лётчика, мать уже окончила курсы помощника машиниста, работать пошла в КБ завода, сначала копировщицей, потом перевели в техники-чертёжницы, работа нравилась. Пошла добровольцем на фронт сразу.

Ситуация была везде одинаковая примерно, поэтому понятно, что Невельские селяне тоже потянулись в ближайшие города, но одно дело ехать из Питера культурного, а другое дело выехать из фольварка хозяйского или из имения. тут ситуация была разная. Вот тут как раз пробелы информационные в том плане, что много народа оказывалось перед  необходимостью как-то принять советскую власть, выжить. Что самое удивительное, что с заводом эвакуировалось очень много довольно культурного народа, технически грамотного.  Таковые и вернулись, но жили плохо. В Горьком была другая ситуация совершенно, в Ленинграде была другая культура.
Tags: Артёмовская волость, Невельский район
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments