Пряха (pryaha) wrote,
Пряха
pryaha

Categories:

Смольники

По Смольникам расклад не только сильно ограниченный, но и странный. Смолу и дёготь гнали везде, везде сосновые леса. Везде строили избы, надо ещё посмотреть, где использовали смолу в средневековом производстве. То, что здесь у нас есть деревня Смольники – не удивляет.

 https://www.forbes.ru/biznes/354821-lesnaya-dobycha-potash-degot-i-smola-byli-vazhneyshimi-tovarami-eksporta-na-rusi
Важнейшим предметом торговли был не круглый лес и пиломатериалы, а продукты глубокой переработки древесины. Вывозить ее в Европу было не так выгодно, как товары с добавленной стоимостью — поташ, смолу и деготь.

В то же время мы не видим  большого насыщения лесной зоны России деревнями Смольники, но почему? Думаю, ответ простой. На экспортные промыслы была госмонополия. В развитых губерниях простой помещик не мог заниматься глубокой переработкой  леса. Всё что угодно- только не смола. Отсюда и наши «смолянки», Смольный институт. Это привилегированное сословие детей, воспитывающихся на государственные деньги, а откуда государственные доходы? Смола. Смола- это власть, богатство.

Что ещё, второе, что приходит, ещё одно осмысление этого обстоятельства. Вполне возможно, что все деревни, названия которых были связаны с госмонополией на лесную переработку, эти деревни были переименованы уже после 1917 года, либо, ещё вариант. Все эти богатые деревни могли стать поселениями городского типа и получили новые названия, более актуальные для новой власти. Как раз в Невельском районе деревня Смольники сохранилась исключительно потому, что здесь была своеобразная ситуация. Названия деревень сохранились до 1910 года практически в неизменном виде. Кроме того, здесь как раз в древности и жили царские крестьяне, которым разрешено было заниматься высокодоходными промыслами.

Дальше у меня раскрыта эта ситуация вкратце своими словами, чтобы понятней было.

Русский человек жил в лесу и лесом. Историческое ядро России – лесистые районы. Лесохимия стала первой отраслью промышленности. Из дерева получали уголь, дёготь, смолу, поташ. Почему так? Почему не сама древесина? Ответ простой – слишком дальние расстояния из России, Скандинавия была ближе от европейских потребителей.

Заселение степей шло медленно. За исключением казаков, русские люди избегали открытых пространств. Лес давал жилище, отопление, орудия труда, утварь, транспорт и обувь из лыка.

Поэтому и возмущался чеховский герой Астров, что леса вырубают хищнически. Мол, всё беднее и безобразнее становится земля. Но так ли было на самом деле? Так ли уж драматично?

Ремёсла глубокой переработки пользовались большим уважением, смолеваров и углежогов. Поташ (карбонат калия) делался из золы. Из тонны древесины получали килограмм поташа. Из поташа делали мыло, стекло, селитру для пороха. Ремесленники Европы использовали поташ как замену квасцам для окраски тканей. Первые инвестиции иностранные были связаны с производством поташа. Делали также канифоль, уксусную смолу для кораблей (вар), уксусную кислоту, скипидар и другое.  Карбонат калия – эта соль была наиболее интересным товаром для иностранцев.

Поташные заводы были на Волге, в районе Вологды, где были речные пути. Поташ спускали в Архангельск по Северной Двине.

При Петре в мордовских лесах центром производства стало село Починки.

Вар и дёготь – важнейшие тоже статьи экспорта. Смола шла на пропитку корпусов кораблей. Ценным товаром был берёзовый дёготь, он шёл на производство юфти- водоотталкивающей кожи.

Берёзовый дёготь делали из бересты путём сухой перегонки в печах. Аналогично путём сухой перегонки (пиролиза хвойной древесины) делали вар.
Русская юфть была тоже предметом экспорта, государство ввело монополию на юфть и смолу. Но монополия была в виде концессий иностранцам.
Заводы живицы располагались в северных лесах. Живица – древесная сера – вывозилась через Архангельск в Англию. Купцы, естественно, предпочитали экспортировать сырьё. Купцы заключали договора непосредственно с крестьянами, которые занимались смолокурением самостоятельно.

Кроме того, купцы заводили сажекоптильни. Сажа шла на типографские краски, на ваксу и чернила.

Падение спроса на русскую продукцию произошло только после перехода на нефть и уголь. Но современных заводов было мало, лесохимия не развивалась быстрыми темпами, это было экстенсивное развитие.

Древесный уголь также был нужен для выплавки железа как топливо, а также как источник углерода при выплавке чугуна и стали.

В результате всего этого нависла угроза полного истребления лесов не только в Европе, но и вокруг Москвы. Вокруг Москвы занимались интенсивно углежжением. Кроме всего прочего изобрели карандаши, уголь шёл на карандаши.

Царь Алексей Михайлович даже запретил углежжение вокруг Москвы, центром углежжения стал Урал, куда перевели металлургические заводы.
Таким образом, собственно экспорт лесозаготовок был сравнительно невелик.

Ценной древесиной считалась древесина для мачт кораблей. Тоже – объект пристального внимания царского двора. Но лесная промышленность наращивала обороты: брёвна, тёс, дрова, шпалы.

На дровах работали первые паровозы.

Царь Пётр ввёл смертную казнь за незаконную рубку корабельных рощ. Леса передали в введение Адмиралтейств-коллегии, поскольку главная ценность была – корабли.

Лесное право постепенно стало развиваться. Проблема была в частных лесах. Помещики нуждались в деньгах, продавали леса под сруб. Наиболее освоенные губернии обезлесились, стали мелеть реки.

Шла борьба постоянная помещиков с крестьянами, которые пытались вырубать леса незаконно. Вся классическая литература отражает эти страсти вокруг лесов.

Увеличивалось потребление бумаги. Сначала Россия зависела от импорта бумаги.

Первая казённая бумажная мельница возникла в 1716 году. Бумагу же делали не из древесины, а из тканей, добавляя к ним солому и пеньку. По царскому указу стали собирать сырьё: старые паруса, канаты и тряпьё.

В то же время весь цивилизованный мир перешёл на производство бумаги из целлюлозы, в 1857 году в Америке. Россия также открыла завод по новой технологии в Новгородской губернии в 1875 году. Это производство потянуло всю химическую промышленность за собой.

Революционным изобретением стали спички. Проблема источника огня была решена изобретателями Англии и Франции. Триумфа технологии не было. Возникли волны поджёгов. Спички стали восприниматься как потенциальная возможность злодейств. В России решили проблему путём упаковки спичек и этикеток на коробках. Спички перестали самовозгораться. Развилось полиграфия этикеток. На экспорт стали поставлять только соломку для спичек.

Все мы знаем в Псковской области старинную спичечную фабрику «Сфинкс», помним синюю бумагу, в которую заворачивались пачки коробков. Помним и храним даже этикетки спичечных коробков. Это было наше местное ноу-хау, нашими спичками гордились.
Поэтому понятно всё, что куда делось, и почему. Слишком уж истории стали похожи с госмонополией на спички именно. Думаете, по конкурсу выигрывают делянки на вырубки, как бы не так. Леса-то опять выросли, леса стало полно в лесной зоне, а это опять источник богатства. Просто стало. Делянку получил-вырубил. Вот те и деньги.
Tags: Артёмовская волость, Невельский район
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments