Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Смольники

По Смольникам расклад не только сильно ограниченный, но и странный. Смолу и дёготь гнали везде, везде сосновые леса. Везде строили избы, надо ещё посмотреть, где использовали смолу в средневековом производстве. То, что здесь у нас есть деревня Смольники – не удивляет.

 https://www.forbes.ru/biznes/354821-lesnaya-dobycha-potash-degot-i-smola-byli-vazhneyshimi-tovarami-eksporta-na-rusi
Важнейшим предметом торговли был не круглый лес и пиломатериалы, а продукты глубокой переработки древесины. Вывозить ее в Европу было не так выгодно, как товары с добавленной стоимостью — поташ, смолу и деготь.

В то же время мы не видим  большого насыщения лесной зоны России деревнями Смольники, но почему? Думаю, ответ простой. На экспортные промыслы была госмонополия. В развитых губерниях простой помещик не мог заниматься глубокой переработкой  леса. Всё что угодно- только не смола. Отсюда и наши «смолянки», Смольный институт. Это привилегированное сословие детей, воспитывающихся на государственные деньги, а откуда государственные доходы? Смола. Смола- это власть, богатство.

Что ещё, второе, что приходит, ещё одно осмысление этого обстоятельства. Вполне возможно, что все деревни, названия которых были связаны с госмонополией на лесную переработку, эти деревни были переименованы уже после 1917 года, либо, ещё вариант. Все эти богатые деревни могли стать поселениями городского типа и получили новые названия, более актуальные для новой власти. Как раз в Невельском районе деревня Смольники сохранилась исключительно потому, что здесь была своеобразная ситуация. Названия деревень сохранились до 1910 года практически в неизменном виде. Кроме того, здесь как раз в древности и жили царские крестьяне, которым разрешено было заниматься высокодоходными промыслами.

Дальше у меня раскрыта эта ситуация вкратце своими словами, чтобы понятней было.

Русский человек жил в лесу и лесом. Историческое ядро России – лесистые районы. Лесохимия стала первой отраслью промышленности. Из дерева получали уголь, дёготь, смолу, поташ. Почему так? Почему не сама древесина? Ответ простой – слишком дальние расстояния из России, Скандинавия была ближе от европейских потребителей.

Заселение степей шло медленно. За исключением казаков, русские люди избегали открытых пространств. Лес давал жилище, отопление, орудия труда, утварь, транспорт и обувь из лыка.

Поэтому и возмущался чеховский герой Астров, что леса вырубают хищнически. Мол, всё беднее и безобразнее становится земля. Но так ли было на самом деле? Так ли уж драматично?

Ремёсла глубокой переработки пользовались большим уважением, смолеваров и углежогов. Поташ (карбонат калия) делался из золы. Из тонны древесины получали килограмм поташа. Из поташа делали мыло, стекло, селитру для пороха. Ремесленники Европы использовали поташ как замену квасцам для окраски тканей. Первые инвестиции иностранные были связаны с производством поташа. Делали также канифоль, уксусную смолу для кораблей (вар), уксусную кислоту, скипидар и другое.  Карбонат калия – эта соль была наиболее интересным товаром для иностранцев.

Поташные заводы были на Волге, в районе Вологды, где были речные пути. Поташ спускали в Архангельск по Северной Двине.

При Петре в мордовских лесах центром производства стало село Починки.

Вар и дёготь – важнейшие тоже статьи экспорта. Смола шла на пропитку корпусов кораблей. Ценным товаром был берёзовый дёготь, он шёл на производство юфти- водоотталкивающей кожи.

Берёзовый дёготь делали из бересты путём сухой перегонки в печах. Аналогично путём сухой перегонки (пиролиза хвойной древесины) делали вар.
Русская юфть была тоже предметом экспорта, государство ввело монополию на юфть и смолу. Но монополия была в виде концессий иностранцам.
Заводы живицы располагались в северных лесах. Живица – древесная сера – вывозилась через Архангельск в Англию. Купцы, естественно, предпочитали экспортировать сырьё. Купцы заключали договора непосредственно с крестьянами, которые занимались смолокурением самостоятельно.

Кроме того, купцы заводили сажекоптильни. Сажа шла на типографские краски, на ваксу и чернила.

Падение спроса на русскую продукцию произошло только после перехода на нефть и уголь. Но современных заводов было мало, лесохимия не развивалась быстрыми темпами, это было экстенсивное развитие.

Древесный уголь также был нужен для выплавки железа как топливо, а также как источник углерода при выплавке чугуна и стали.

В результате всего этого нависла угроза полного истребления лесов не только в Европе, но и вокруг Москвы. Вокруг Москвы занимались интенсивно углежжением. Кроме всего прочего изобрели карандаши, уголь шёл на карандаши.

Царь Алексей Михайлович даже запретил углежжение вокруг Москвы, центром углежжения стал Урал, куда перевели металлургические заводы.
Таким образом, собственно экспорт лесозаготовок был сравнительно невелик.

Ценной древесиной считалась древесина для мачт кораблей. Тоже – объект пристального внимания царского двора. Но лесная промышленность наращивала обороты: брёвна, тёс, дрова, шпалы.

На дровах работали первые паровозы.

Царь Пётр ввёл смертную казнь за незаконную рубку корабельных рощ. Леса передали в введение Адмиралтейств-коллегии, поскольку главная ценность была – корабли.

Лесное право постепенно стало развиваться. Проблема была в частных лесах. Помещики нуждались в деньгах, продавали леса под сруб. Наиболее освоенные губернии обезлесились, стали мелеть реки.

Шла борьба постоянная помещиков с крестьянами, которые пытались вырубать леса незаконно. Вся классическая литература отражает эти страсти вокруг лесов.

Увеличивалось потребление бумаги. Сначала Россия зависела от импорта бумаги.

Первая казённая бумажная мельница возникла в 1716 году. Бумагу же делали не из древесины, а из тканей, добавляя к ним солому и пеньку. По царскому указу стали собирать сырьё: старые паруса, канаты и тряпьё.

В то же время весь цивилизованный мир перешёл на производство бумаги из целлюлозы, в 1857 году в Америке. Россия также открыла завод по новой технологии в Новгородской губернии в 1875 году. Это производство потянуло всю химическую промышленность за собой.

Революционным изобретением стали спички. Проблема источника огня была решена изобретателями Англии и Франции. Триумфа технологии не было. Возникли волны поджёгов. Спички стали восприниматься как потенциальная возможность злодейств. В России решили проблему путём упаковки спичек и этикеток на коробках. Спички перестали самовозгораться. Развилось полиграфия этикеток. На экспорт стали поставлять только соломку для спичек.

Все мы знаем в Псковской области старинную спичечную фабрику «Сфинкс», помним синюю бумагу, в которую заворачивались пачки коробков. Помним и храним даже этикетки спичечных коробков. Это было наше местное ноу-хау, нашими спичками гордились.
Поэтому понятно всё, что куда делось, и почему. Слишком уж истории стали похожи с госмонополией на спички именно. Думаете, по конкурсу выигрывают делянки на вырубки, как бы не так. Леса-то опять выросли, леса стало полно в лесной зоне, а это опять источник богатства. Просто стало. Делянку получил-вырубил. Вот те и деньги.

Фольварки Еменецкой волости

Барки, Белины, Борисово, Заречье, Колдобка, Колково, Лузгинино, Пенчино, Перечево, Рыбаково, Рыбница  - эти фольварки числились в Еменецкой на 1906 год.

Времени с 1906 года по 1927 год прошло всего-ничего. Это меньше, чем  с 1990 года по сю пору, поэтому думаю, что на тот момент 1906 года строения фольфарков были на месте.  Колхозники просто так не уничтожали ничего, тогда ведь думали, что революция и была для того, чтобы  всё барское досталось народу. Мы знаем далеко не всех владельцев этих фольварков, ставших впоследствии деревнями. Какие названия деревень остались в сельсоветах и перешли в послевоенное время – это узнать легко. Но вот, что было до 27 года здесь, какие события просходили,  это  загадка. Самое загадочное время, в это время молодёжь покидала родные места, сельсоветы разорялись. Менялся уклад жизни на селе, возникали новые идеи насчёт использования земель и местных ресурсов. Боролись с предрассудками и влиянием прошлой бытовой культуры местной. Приехали сюда в сельсоветы первые переселенцы –красноармейцы, их оставляли в сельсоветах работать после демобилизации.

В эти годы уехали в город мои дедушка и бабушка, жили на съёмной квартире, работали на заводе. Мать рождения 1921 года, дядя младше. Жили, по воспоминаниям, в городе, сильно хуже. Но заставила коллективизация, дед сильно боялся, что их вышлют. Деда уже исключили из партии, после на заводе восстановили. Хозяйство было хорошее у бабушки, жили не голодно, дед был уехавши в Читу работать , организовывать колхоз. Оттуда вернулся без партбилета. Спасибо, на заводе были все свои, что называется. Восстановился в партии быстро. Думаю, похожая ситуация была и здесь. Дела в сельсовете были плохи, у частников было всё хорошо, но тут пошла быстрым темпом коллективизация. Люди только что развели скот, его надо было сдать в колхоз. Были кулаки и кулацкие элементы, была беднота.

На заводе постепенно дела  налаживались. Наша бабушка работала заведующей заводской столовой, она умела готовить, была очень ответственная.  Дед  пошёл токарем, стал опять работником по партийной линии. Тут его опять отправили отвечать  по партийной линии за сдачу всего-чего … точно не знаю. Дед не справился, опять ему выговор. А он уже был каким-то начальником (как питерский рабочий, большевик). Деда опять чуть не посадили, но бабушка проявила решительность и мудрость. Разругались, хотели разводиться, но кончилось дело тем, что деда вернули за токарный станок, где он и отстоял до эвакуации. Только дали им квартиру, стали жить нормально, а тут война. Дядя учился на лётчика, мать уже окончила курсы помощника машиниста, работать пошла в КБ завода, сначала копировщицей, потом перевели в техники-чертёжницы, работа нравилась. Пошла добровольцем на фронт сразу.

Ситуация была везде одинаковая примерно, поэтому понятно, что Невельские селяне тоже потянулись в ближайшие города, но одно дело ехать из Питера культурного, а другое дело выехать из фольварка хозяйского или из имения. тут ситуация была разная. Вот тут как раз пробелы информационные в том плане, что много народа оказывалось перед  необходимостью как-то принять советскую власть, выжить. Что самое удивительное, что с заводом эвакуировалось очень много довольно культурного народа, технически грамотного.  Таковые и вернулись, но жили плохо. В Горьком была другая ситуация совершенно, в Ленинграде была другая культура.

Ещё о Веретье-Обуховском

Однако, веретьем называется не льняная , а сухое место среди… вот чего среди? То-ли среди болота, то-ли среди заливного луга. Наше Веретье в Локнянском районе не так просто, как кажется с первого взгляда. Забылось всё просто, но есть там две каменные постройки в деревне Веретье-Обуховское. Оно не Буховское, а Обуховское.

Однако, Бунин употребляет слово веретье именно в смысле куска грубой ткани , которая была постлана на соломе в санях.

В некоторых губерниях Веретея – всё же возвышенное сухое место.

В других местах опять пишут, что веретье и ряднину использовали для хозяйственных нужд.

Например, веретьем можно было прикрыть клетки с цыплятами.

Странно. Есть Веретье-Обуховское и Веретье –Кировское, оба названия связаны с заводами в Петербурге.

Владелец Обуховского завода был тот самый Путилов. Это было товарищество: Путилов, Обухов и Кудрявцев. Завод начал работать в селе Александровском на Шлиссельбургском тракте.

Есть такое «Обуховская оборона». Это событие было в 1901 году, первая крупная стачка рабочих.

Как помнится, именно «господа Путиловы», так называемые, сыграли негативную роль в раскрутке переворота 1917 года. Именно их, как самых правых, опасался Керенский, но Ленин обманул всех.

Обуховский завод строился в 1863 году с большим размахом, не будем на этом останавливаться, написано всё.

Возможно, здесь в деревнях выполнялись большие заводские заказы, в 10 км от Локни. Тогда понятно, откуда брались деньги на строительство местных Версалей.

Вот эти три товарища и держали в руках бразды правления, поскольку поставляли танки на войну, и не только. Были придуманы уже самолёты.

Сейчас этот завод называется Алмаз-Антей.

Личность Путилова хорошо описал Алексей Дурново. Путилов был, кроме всего прочего, директором Русско-азиатского банка. Мешала революция, он был, что называется, олигарх.

Но без Витте Путилов был бы никто, Витте научил его всему в бытность на службе Путилова в Министерстве финансов.

Вопрос, в какой масонской ложе он состоял. Это была ложа «Космос». Этика Путилова была вполне протестантской, но он был православный человек. Витте не был масоном.

Таким образом, можно понять, что в предпринимательской среде были масоны, они боролись с распутинской камарильей, им не нравился царь и его семейка, Николая считали слабым правителем.

Это всё сходится с той информацией, которую  я уже добыла в Локнянском районе. Вот почему войска здесь стояли во время корниловского мятежа. Путилов был за Корнилова, после поддерживал Деникина.

Это ещё один аргумент к тому, что башни были всё же масонские, которые сохранились, и здесь действовала ложа «Космос». На сегодня всё.

К вопросу о старообрядческой церкви на территории завода Кузнецова

Возник целый ряд вопросов, во-первых, был ли построен храм по проекту Бондаренко или не был построен. Здесь есть противоречие в самом вопросе, поскольку проектов было два. Один проект от 1910 года, другой от 1912 года, проекты разные.

В то же время есть статья о часовне на территории завода, которая была точно.

Есть фотография крестного хода работников завода, они идут явно за забором завода, православные, но вряд ли старообрядцы только.

В то же время возникает вопрос и о проекте церкви, ибо он был разработан для «Товарищества», а само «Товарищество» было зарегистрировано чуть ли не десять лет спустя после того как был подготовлен проект Бондаренко.

В то же время есть сомнение и о том, что часовня была построена по проекту Бондаренко, здесь неясность полная.
Полная история прихода новой церкви изложена, церковь должны были заложить либо построить, но это не на территории завода. Если на территории и существовала старообрядческая церковь, то она должна была быть очень старая, тогда явно не по проекту Бондаренко.

История храма, который вновь был построен, очень сложная, этот храм известен, он даже стал на какое-то время католическим, понять историю пока не представляется возможным, во-первых. Во-вторых, это всё в ведении Патриархии находится, храмы все были издавна. Не старообрядческий храм, этого не отмечается.

Те фотографии, которые предположительно я отнесла к старообрядческим, возможно что это ошибочно, ничего утверждать невозможно, но православный приход точно. Все эти люди идут крестным ходом вне забора, к своей церкви. В этой же церкви содержался и хор на средства Кузнецовых, они же давали деньги на храм обычный. Ходили туда староверы или нет, нигде не написано.

Возможно, что часовню построили-таки по проекту Бондаренко, но тогда она не старообрядческая, поскольку речь о часовне шла как дополнительное сооружение этого же прихода, куда все заводчане ходили. Церковь не на заводе точно.

Что могли быть погромы и церкви и часовни, сомнению не подвергается, но вот что на данной мной фоторафии именно погромщики и грабители, это сильно сомнительно в свете последней информации, скорее наоборот это фотография одного из известных заводчан. Но здесь тоже вопрос, потому как упоминают фамилию только одного заводчанина, о втором молчок.

Таким образом, информация сильно путаная. Особенно вызывает вопрос тщательная маскировка часовни, и вообще путаная крайне конфигурация всей информации, что может говорить только об одном – что-то стараются тщательнейшем образом вымарать из истории и скрыть. Но скрывать вроде и нечего, как бы. Загадка развалин, однако, так и не разрешена. Планов и карт не дают, хотя что скрывать тут- неясно, скрывают однако информацию времён Гражданской войны.  Но известно точно, что архивные материалы времени войны не раскрыты, они все не пропали, а специально спасены, чтобы хранить соответственно, это из государственных соображений. Так что читать надо историю обычную Храма при Ивановском кладбище, это всё открыто можно почитать, я лично не буду давать ссылки на церковные сведения. История Православной церкви – это другая история совершенно, я этим не занимаюсь. Уж слишком хорошо всё и без меня известно. Пока что фотография часовни даже не обнаружилась никак, хотя она явно была.

Одно стало понятно, что на рисунки архитектора Бондаренко в этом вопросе ориентироваться – это слишком сомнительно, но вопрос стоит того чтобы им заняться и выяснить всё точно.

На всякий случай я дала сегодняшнюю ситуацию с этой территорией. Совершенно понятно, что строительная фирма знает гораздо больше. Тем не менее, считаю, что надо всё точно выяснить с корпусами, где что было. Чтобы не было такого как со всеми музеями и кладбищами имперскими. Излагают всё совершенно в европейском стиле, если так можно сказать. Никому истории эти не нужны, кроме конкретных интересантов, тех же староверов, тех же русских православных, но тоже далеко не всех (кроме молодёжи). Что там на самом деле было – это только Россию может интересовать, но в России самой столько мест в худшем состоянии с точки зрения инфраструктуры и туризма, то любая критика здесь не имеет никакого смысла. Имеет смысл поднять с правильной точки зрения на одно ихнее двадцать нашего, тогда будет понятно. Так что сейчас все кому не лень могут излагать как хотят, некому поправить. Лучше уж тогда вообще не лезть в это дело, чтобы не запутать ещё больше.

По мере возможности постепенно конечно выяснять надо, хотя бы о часовне, где она была. И что за часовня, вот тут главный вопрос, что искать.

Старообрядческий храм при фабрике М. С. Кузнецова (1900-е, Рига), не сохранился (?)

Товарищество Матвея Сидоровича Кузнецова, наибольший расцвет деятельности в 20 веке, в первом десятилетии, в Риге. Склад москательной и скобяной коммерции, фасад украшен надписью из керамики, где есть инициалы владельца фабрики. Склад расположен на Центральном рынке, сохранился. был построен в 1906 году. Основной завод был в Дулёво. Были заводы в Дулёво, Риге, Вербилово, Твери и других местах. На сертификате фабрики от 1899 года изображена фабрика в Риге.
В 1940 году фабрика была национализирована, но семья оставалась в Риге. Заводом до последнего времени в 40 году руководил сын М.С. Кузнецова  Сергей Матвеевич, два сына к этому времени скончались. Кузнецовы переехали в пригород, где работал филиал фабрики, руководили немцы. Кузнецовы выполняли разную работу.
Часть недвижимости была вовращена потомкам Кузнецовых, которые встретились в Риге в 2001 году. Трое потомков так и живут в Риге.
В Риге же сохранился частный дом жилой Кузнецовых. При визуальном осмотре домашней церкви не обнаруживается, её очевидно не было.
Указывается на три объекта, принадлежавших Кузнецовым в 207 году в районе фабрики: сама фабрика дом № 259 за перекрёстком со Славянской ( так написано), а также там же дом № 261 и дом № 263. Неясно, входит ли сюда здание церкви или нет. Также указывается, что склад продукции был на улице Грешной дом № 17 дробь 19.
Вот вижу два любопытных снимка, один примерно 60 годы, второй примерно 30 годы. На втором снимке отчётливо видны руины какого-то здпния, руинировано примерно на уровне цоколя, видна большая урна сохранившаяся декоративная высотой примерно метр, на квадратном цоколе. Отчётливо видны главки церкви, примерно три: одна больше, две меньше. Возможно, это сбит третий этаж церкви, на заднем фоне фасад два этажа. Кстати. Весь этот вид на первом снимке загорожен новым зданием, которое построено ровно впереди, параллельно.
Сейчас я пытаюсь сравнить здание церкви с проектом. Даю ссылку на эти два снимка.

Ластовка

Красные ластовицы, много слышала об этом, но не помню, где. Кто-то долго рассказывал о русском народном костюме, да это моя двоюродная бабушка из Витебска, теперь вспомнила. Она говорила, что ластовицы надо вставлять в ночные рубашки только когда стукнкнет за сорок лет, это для полных. Сейчас пока можно и без ластовиц обойтись, выкройка простая. Надо только лишь вырез сделать для головы, а ту часть , которая лишняя ткань под мышками надо вставить в подол треугольником, вот и всё.

Дальше она пошла рассказывать о красных ластовицах для народного костюма. Она наверно мечтала, видя такие мои выдающиеся таланты в области шитья и художественного восприятия, что я поеду в Витебск учиться на мастера театрального костюма. И в школе у нас тоже говорили, поговаривали, что мы все должны ехать не на физику поступать, а в крайнем случае на химию. Это для того только, что химия более перспективная наука для нас, девочек. Можно  потом пойти в науку, химия будет востребована для сельского хозяйства, и особенно для лёгкой промышленности. В крайнем случае, на железную дорогу, в инженерный ВУЗ, хотя там и без нас будет народу много, и без нас обойдутся. Мы же должны идти в передовые области развития науки, поскольку людей с математическими способностями очень мало, а математика главная наука.

И хотя ларчик просто открывался, в ближайшую швейную мастерскую мы не пошли, которые в олимпиадах участвовали. Туда пошла только одна, которую никак оттуда бы не взяли в ВУЗ лёгкой промышленности потому что она была по химии крайне тупая, по химии у неё была постоянно двойка. И вот она была специалистом пошивочного цеха и потом говорила мне, что мы были дуры. оттуда от них просто было поступить в институт лёгкой промышленности, а потом оттуда легко было пойти в аспирантуру, постоянно присылали приглашения к ним, но никто ехать поступать не мог, в школе не учились.

Но некоторые люди всё же поступали, видать, в эти самые институты лёгкой промышленности, защищали диссертации. Я крайне хорошо это всё наблюдала, когда наша лёгкая промышленность не выдержав конкуренции грохнулась. Я лично туда пришла здание перестраивать, где была инфраструктура такая, что я ужаснулась.  Долго рассказывать не буду, это трагическая история.

Вот теперь думаю, а что если бы мы все, кто тогда хорошо учился, поехали бы в Витебск. Но такого не могло быть, нас бы не взяли, это была даже другая республика, не РСФСР. Это во-первых, а во-вторых – туда поехала всё же одна девочка наша, она была из деревни, училась у нас в классе последние  два года, десятый и одиннадцатый класс. Папа у неё был, как я уже говорила, директор совхоза Россия, который совхоз снабжал продовольствием весь Ленинград. Она стала, естественно, специалистом по трикотажу.

И вот я думаю, а что если бы все тогда поехали бы туда куда хотели, чтобы это было. Возможно, мы все бы выучились на того на кого хотели выучиться.

Не могу не сказать всё же, факт возмутительный крайне, это я насчёт лаборатории в НИИ лёгонькой промышленности. Поразительный контраст я наблюдала по сравнению с той же лабораторией на железной дороге, в железнодорожном ведомстве. На железной дороге тоже были ртутные приборы, их ремонтировали в специальном месте. Так вот это место было оборудовано специально. Там были специальные литые полы, они были загнуты на стены, чтобы ртуть, в случае чего, скатывалась, её собирали  легко. Что касается нашей бедной лаборатории лёгкой промышленности, где были точно такие же приборы, даже хуже того, ртуть использовали непосредственно для работы . Там были полы старые деревянные, со щелями в полу страшными. Под полом была засыпка древняя из опилок с известью.  И так они работали тридцать лет без всякого улучшения условий, эти самые кандидатки наук с диссертациями, которые изобретали новые ткани разные, несколько разных тканей в год, отчитывались по ним в министерстве. Эти опытные образцы я видела сотни, они были просто брошены.  Маленькие квадратики тканей драгоценных роскошных, мечта каждой женщины на свитер, это тогда. Когда в магазинах этого ничего не было.
А почему? Потому  что фильтров не было, и их доставали какими-то путями  через америку ту же, фильтры были американские. И много чего надо было закупать импорта, и иголки тоже, которые в Колюбаках не делали у нас ни в коем разе, отставание по всем параметрам было гигантское по технологиям, ничего вообще не было, и не предполагалось даже делать, видать.

В то время как на железной дороге не только баня была с прошлого века без тараканов, отличная, гигиенически чистая, но и лаборатория была химии как у докторов наук в космонавтике, ещё с позапрошлого века было такое. Так что не надо. Что же касается засыпки пола в лаборатории, я всю её героическими усилиями своих рабочих, которые всё понимали, вывезла на свалку и заменила  на новую засыпку такую специальную, тоже импортную. Представляете, как это было, когда тонны старых опилок пополам с углём обрушились на людей, которые стояли в это время и снимали потолок первого этажа. Потом вручную собрали всё это и вывозили на тачках, а после на машинах, 50 самосвалов только мусора вывезла лично. На свои частные деньги, взятые в банке.
Так что теперь не жалею, что не попала в лёгкую промышленность СССР.

Деревня Балычи

Система озёр Жижицкое и Двинье на карте смотрится как одно озеро, на западном берегу озера Двинье находится деревня Балычи Слепнёвской волости. Если эту же группу озёр посмотреть вместе с озером Селигер, то окажется, что вся эта местность как бы высохшая лужа большая, вот это и есть наши Лужки, как будто кто-то смотрел сверху, это поразительно. Плоскостная картина с земли представляется космической, даже не с высоты птичьего полёта, а из космоса.

Какая же цивилизация могла иметь такой взгляд на пространства, думаю, монголы. Им каждая лужа мешала, поэтому они передвигались зимой со своими табунами. Только чтобы монголы по-русски говорили, нет такого. Загадка.

Загадка – всё, что связано с древностью и древними языками, напридумано много. Деревни же наши все имеют названия с 14 века, либо с 17 века, так пишут историки. Местами с тех пор сохранились дома, даже раньше.
Что касается Слепнёвской волости, то пока белым пятном кажется. Географические названия я не рассматриваю, нельзя объять необъятное.

Что пишут о данном месте в интернете, это интересует. Вижу, село Баличи есть во Львовской области. Даже есть такой Балицкий сельский совет в Мостисском районе. Есть какие-то Балычи-Подорожные. Возможно, это всё была раньше Польша, не знаю.

Балычи в Польше есть такое или нет. Смотрю, балучи – это порода овец, разводят их в Пакистане и Афганистане.
Вот это слово соотносится с Белуджи, это одно и то же название. У нас произносят Балучи. Пишут, что белуджийские кочевники, скотоводы переселились со времён монголов вплоть до пределов бывшего СССР, это нынешний Туркменистан, Марыйский оазис. Аналогичные общины находятся в провинциях Пенджаб и Сингх.
Вполне возможно, что эти балучи и составляли ту самую общину на берегу озера Ордосно, похоже на то. Возможно, что и сейчас там овцы водятся той самой породы длинношерстной. Что-то такое припоминаю из школы.
Пишут, что отсюда овец отправляли в Германию в войну. Пишут, что и наши части 22 армии варили овец на берегах Ордосно, материала мало. Буквально два слова. Пишут о подвиге 22 армии, пока не читала материала, по этому ключу можно найти.

Вот тут текст интересный нашла по старому Торопецкому уезду, произносите только правильно, а то меня раздражает, как Шевченко призносит с неправильным ударением. Ударение не понимать – ну это вообще. Не на «пец» ударение, а на «ро». Товарищ не чувствует языка совершенно, не в курсе истории вообще никакой, а лезет.
Текст небольшой, интересного мало. Торопецкий уезд. Город Торопец Псковской губернии. Жители 90% православные, 70% мещан. Церквей 18, все каменные. Здесь находится древняя Корсунская икона Божией матери, подарок супруги Алесандра Невского. Супруги здесь венчались Невские в 1239 году.

Не была в Торопце никогда.

Далее перечисляются заводы и учреждения, 28 фабрик и заводов (это только в городе Торопце одном у нас было в 1897 году). Городской бюджет – 14 тысяч 615 рублей – доходы. Расходы 15434 рубля. Остальное как обычно – женская гимназия, городское училище и прочее, шесть начальных школ. Земская больница, аптека и пожарное общество. Жителей всего 7556. Особо славилась торопецкая юфть, для выделки было заведено сначала несколько десятков кожевенных заводов, после осталось только три завода. Здесь Троицкий Небин мужской монастырь, основан в 1592 году.

Что касается уезда.

Географическая примечательность здесь – некий кряж возвышенный, при всём холмистом месте. Кряж этот, как пишут, приходит из Холмского уезда и огибает город Торопец, озёра Жижецкое и Двины, далее уходит в Витебскую губернию. Этот кряж является водоразделом рек Западная Двина и Ловать. Далее идёт описание редкой географии места. Горы этого кряжа возвышаются на высоту до 200 футов над поверхностью долин. Вся нагорная полоса называется Воробьёвы горы. Описание тем не заканчивается. Воробьёвы горы переходят в плато, в середине его есть ложбина, в которой находятся озёра, четыре озера ( в том числе Ордосно) и две реки - Лютица и Зетвия.
Вот это описание сильно расширило мои представления о местной физической географии. Далее продолжается подробное георгафическое физическое описание местности. Почвы имеют красные и белые пласты глин, а также обломки известняка. Грунты вообще отличаются разнообразием, даже есть синяя хорошего качества глина. На Воробьёвых горах встречаются дубовые рощи. Есть железистые ключи, железо не разрабатывается. Много интересного написано.

Много интересного написано дальше о жителях, их было около ста тысяч в уезде. Более половины площади занимают леса, 90 000 примерно десятин строевого леса. Это всё бассейн озера Ильмень. Земли: крестьянские надельные, в частной собственности, под селениями и посёлками, церковные, казённые земли и остальные. Земли также сосчитаны удобные.

Земли также делили на лесные, пахотные, усадебные, огородные, садовые, сенокосы заливные, луговые, выгоны и пастбища и остальные.

Привожу сведения не по порядку, только по информативному интересу для меня.
Фабрик и заводов только по уезду 115 штук. далее идут учреждения, в том числе земских школ сорок штук.
Одних винокуренных заводов девять штук. Кустарные промыслы развиты слабо.

Особо отмечается, что в храме села Знаменского сохранилась древняя утварь 17века.

Лес сплавляют по Западной Двине в Ригу.

Собольцово, Сорокино, Станкеево, Столбово

Тейковский район Ивановской области, деревня Собольцево возвращает нас в Ригу, к Текстильщикам. Эту фразу я лично сгенерировала, но смысла её пока не понимаю. Почему тейковский, почему текстильщики, при  чём Собольцево.

Понятно одно, что и знаю по моим исследованиям, что  ивановская мануфактура и район Риги Тейка как-то связаны наличием текстильной мануфактуры, особенно шёлковой, вроде как, сейчас уже не помню. Помнится, что развитие лёгкой промышленности шло не сразу, веками. Где у меня было об этом, уже не помню, но необходимость в лёгких парусах сначала дала развитие этой промышленности, а также канатной. Канаты у нас в России выпускались качественные, до последнего на той же средневековой фабрике.

Отсюда на Собольцево надо выходить. Рижане знают, что около района Тейка есть древняя средневековая красильня, здание построено 200 лет назад.

Что вообще означает название Тейка в Ивановской области? Откуда? Смысл какой этого слова? Не помню. Даже если знала.

Деревня Собольцево у нас на Псковщине – это был старый Опочецкий уезд. Это единственная зацепка историческая.  Тейковский район в Шуйковском округе Ивановской Промышленной области образовался в 1929 году 14 января. Его образовала Советская власть.

Какие же события в это время происходили в Риге, чья была власть?  В 1928 году отпраздновали 10-летие независимости, в это время наращивали экспорт, но разразился «чёрный четверг» на Нью-Йоркской фондовой бирже, как раз в 1929 году, 24 октября. Началось время Великой депрессии, что сказалось и на Европе.
Есть такая статья – шуйское купечество и текстильный промысел. Читаю. В Шуе изначально торговали шубами, купцы приезжали по судоходной реке Тезе. Затем стал развиваться полотняный промысел. Овчинно-шубный промысел процветал во времена Василия Шуйского в 16 веке.

Также было развито соответственно мыловарение. Хлопковую пряжу купцы Киселёвы сначала доставляли из Англии. Параллельно купец Посылин завёл не только прядильные, но и бумажные мануфактуры. Но сначала здесь в Шуе выделывали свой лён исторически, по избам.

Мануфактуры стали развиваться в 1755 году, на деревянных ткацких станах. Первой мануфактурой купца Игумнова была льняная. Пишут:

«Ни один уезд в северной России не может похвастаться такими прекрасными, богатыми торговыми и промышленными сёлами, как Шуйский. Иваново, Кохма, Тейково, Шахма (ныне Пупки), Лежнево, Васильевское, Дунилово по народному устройству и внутренней деятельности могут стать наряду с нарядочным уездным городом».

Таким образом, мы видим, что было село Тейково изначально возле Иваново, отсюда Тейка в Риге. Завоевание Лифляндии Россией случилось в 1710 году. Русские в Риге были за границей, не покидая своего отечества, как пишут.

Пишут, что крепостные мануфактуры в Латвии сначала были в имениях, они не выдерживали мировой конкуренции, внутренний рынок был маленький. Дело сдвинулось после отмены крепостного права, появилась свободная рабочая сила. Радикальный переворот в промышленности начался в 30 годы 19 века.

В 1919 году была установлена диктатура национальной буржуазии. Вот тут у латышей начали появляться деньги, но всё кончилось с «чёрным четвергом». Дальнейшая история известна.

Вот тут уже можно предположить, что деревню Собольцево основали русские, это могли быть те же шубники, что и в Шуе, делали шубы из соболей. Соответственно – могли быть здесь купцы, которые сами шубы не делали, а только отправляли шубы в ту же Ригу, в Англию и далее. Могли и на месте делать шубы в деревне, как и в деревне Собольцево в шуйской области. Имя купца, либо производственника, история не сохранила. Нет ли фамилии Соболев?

Есть такая фамилия, много. Соболевы могли принадлежать к разным сословиям, дворян тоже полно.
Дворяне приписаны ко всем городам практически Соболевы. Были просто мещане, были служивые люди, были  дворяне.

Оказывается, в Красногородске есть или был даже бумажный комбинат, есть улица Соболева, но это в Московской области. В нашем посёлке городского типа Красногородске есть только швейная фабрика. Не сохранилось воспоминаний о купцах, либо дворянах Соболевых, которые явно имели здесь нехилое имение, поставлявшее по реке Великой соболиные шубы за границу.

В Смоленске есть руины Спасского собора на Протоке 12 век, улица Соболева. 

Деревня Самуйликово. Борисово поле


Мишиногорский приход

Троицкая Мишиногорская церковь (ныне утрачена) называлась ещё Борисовскою, прихожане - Борисовцами, а приход Борисовым или Борисовым полем. О происхождении здешних деревень говорят, что здесь было поле, принадлежавшее некоему Борису, у которого было 4 сына: Михаил, Кирилл, Григорий и Самуил. По отцу вся здешняя местность названа «Борисовым полем», а сыновья дали имена деревням: Мишина Гора, Кирево, Грихновщина и Самуйликово.

По церковным документам видно, что здесь сперва была часовня. В марте 1867 года в деревне Мишина Гора начата церковь. Строил её крестьянин Костромской губернии, Кологривского уезда, Николо-Ширской волости, деревни Пасмы, Яков Афанасьев, по плану инженера Бартошевского, под наблюдением архитектора Рудакова. Строительство окончено в 1875 году. Церковь посвящена Святой Троице; Антиминс освящен и выдан в 1882 году епископомГермогеном.

Настоятели: Иконников Алексий, Преображенский Тимофей, Иконников Василий Александрович, Вейницкий Петр, Студийский Михаил.

Прихожане занимаются земледелием, делают дровни, бочки, колеса, корыта, гонят смолу и деготь, возят дрова на Чудское озеро. У крестьян избы черные, курные, с высоким потолком, приспособленные к сушке материала для изделий.

Попечительство учреждено в 1875 году и председателем его сперва был священник Рудницкой церкви Дмитрий Быстров, а потом - священники Алексей Иконников и Василий Иконников.

В 1899 в приходе состояли село Мишина Гора, деревни: Грихновщина, Самуйликово, Кирево, Журавово, Малинница, Середа, Лядинки, Большой Хотраж, Малый Хотраж, Пеньково. Всего дворов 177, в которых 502 мужчин, 560 женщин.


Деревня Самуйликово известна рокадной железной дорогой на Самуйликово (построена в 1916 году), которая шла вдоль границы России, её разобрали немцы в войну, так как боялись партизан (дорога шла через дремучие леса, непроходимые болота и реки). Дорогу так и не восстановили. Здесь, с этой деревней Самуйликово соответственно опять связано много воспоминаний об истории государства. Прежде всего на слуху у всех по этому ключу Акционерное Общество Виндаво- Рыбинской железной дороги, скандальная история с известным акционером Мануйловым, история Витебского вокзала в Петербурге, история возникновения Великолукского железнодорожного техникума, железнодорожных мастерских известных. Это то, что интересует меня, так как знаю обо всём не понаслышке. Это всё наша жизнь непосредственно, вплоть до последних дней, так как люди всё еще живы. Действительно, здесь я окончательно убедилась в том, о чём только догадываться было можно. О связи непосредственно этой рокадной дороги и дальнейшей судьбе Прибалтийской дороги, всех дорог Северо-Запада. Ребята из нашей группы ещё строили объекты на Прибалтийской дороге. Николаевская (Октябрьская) дорога бывшая - это судьбы всех наших родственников и знакомых. Вот это акционерное общество и было в основе всех начинаний. Витте, как оказалось (только здесь узнала, по ключу Самуйликово), был почётным гражданином города Великие Луки. Написано тут, что я и так знала, что великолукский паровозо-ремонтный завод быший имел большое значение (тогда мастерские), это было самое передовое предприятие, построенное по последнему слову техники. Когда завод закрылся недавно (в 90 годах), стали проблемы с колёсными парами чугунными в России. Это был завод - какой-то хранитель технологий, я так думаю. Их хранили люди, но завод был очень грязный, загаженный и косный. (Все наши ребята, которые остались работать на нём, быстро умерли. Например, Генка Горев, начальник завода, Киреев Сашка, тоже быстро отправился на тот свет (начальником машины начинал Минск-32). В такое чудище завод превратила советская власть. Умерли толпами практически все, кто там работал. Пили на заводе всегда очень много, пили по-страшному некоторые. Но причины смертей наверно не только в этом. Экология страшная была вокруг, очень плохо питались все. Но главное - очень много работали, без отдыха и какой бы то ни было человеческой жизни. Отдых - баня-водка. Чудили ребята. В этом и причина развала завода. В 90 годах развалили всё с великим удовольствием. Кто поумней - В Москву. Но пары колёсные на заводе отливали качественно, затем было построено большое предприятие на Украине. Вот эти качественные пары никогда не лопались. Были открыты в Петербурге даже курсы для обучения юношества ещё при царе (их закончила сестра деда). Её потом репрессировали. Готовили служащих железных дорог. Всё это можно у Витте почитать. Я смогла достать себе эту книгу только в начале 90 годов. (Раньше читала, в библиотеке брала, но не надого дали). Портреты, конечно, висели в институте. Некоторые наши преподаватели старались нам рассказать как можно больше на лекциях, но что Россия такая маленькая, я не знала. У нас все закончили ЛИИЖТ. Это был такой институт - как барьер. Его надо было перепрыгнуть, чтобы выйти в люди. Дед мой двоюродный был машинистом царского поезда, умер в раннем возрасте ещё до революции от туберкулёза в Риге. В Великих Луках другой дед работал на этом самом заводе, его туда послали как специалиста - токаря с путиловского завода. В гражданскую войну он был на Шилке, куда был послан с Путиловского завода создавать колхозы. После попал в Великие Луки. Сам он из Порхова, как я уже здесь писала. Естественно, мой папаша был энтузиастом завода, самоучкой. Он был механиком хорошим, начальником цехов работал.Таких как он было очень много: Сашка Лиознов, Ванька -горшечник (Фёдоров), дядя Толя Носов, Горянский Николай, Ванька Петров, Силеневичи, Лерман, (начальник завода), Веригины, Олег Кривошеев со свей знаменитой жёнкой Нюшкой Кривошеевой... Выдающимися личностями были и их жёны: Сухарева, Веригина, Горянская... люди известные. Там же можно назвать инженера Иванова, Назарова (начальника отдела кадров, дочка его до сих пор городом рулит). Молодые тоже были совсем ребята, их ученики. Забыла фамилии. Только дедова ученика помню, комсомольца. В большие люди вышел, дом купил рядом с дедовым, "на горы". Бывший токарь. Была там, видела. Громадный домюга. За уши их с завода было не вытащить. Тоже папа мой умер от туберкулёза, заразился в дороге , когда ехали из эвакуации, через 11 лет умер. Звали его, естественно, Борисом. Тогда Бориски и Глебки были через раз. Я уже выдавала фотографию рабфаковцев, ближайших друзей и соседей моего отца. Рабфак он не закончил. Объяснял так. Учиться долго, а надо было работать. Было и так много работы, очень интересной. По ходу учились лучше, у специалистов. Наладчики оборудования приезжали, разбираться в чертежах научились ещё в школе. Знали всё, много было и ребят с высшим образованием, инженеры всех учили на местах.

Туристский маршрут мимо посёлка Чернёво

В. Лопатин и его книга "Туристские дороги Северо-Запада СССР" М.,1968 год. Вкратце о Чернёво, пересказыаю: "Река Плюсса имеет 1 категорию сложности. Река судоходна только ниже посёлка Чернёво, а раньше судоходна была до Тупицыно. Также надо предупредить, что есть плотина около деревни Кошелевицы. В Чернёве есть пекарня. Река от Чернёво судоходна только в высокую воду, идти надо на моторных лодках. До Тупицына ходит автобус, это 3 км от реки. В селе Чернёво у реки есть лесопильный завод. Между Тупицыно и Чернёво река течёт в пойме, лес отходит в сторону. Чёрнёво находится в одном км от шоссе на Гдов. Около лесопильного завода была столовая в 1968 году. Как сейчас - не знаю. Судоходна река только весной. Знаки речной обстановки были ниже Чернёво (по Лопатину). На 22 км реки будет город Сланцы. Плюсса интересна в среднем течении, от Лышниц до Чернёво. Промышленность связана вся с переработкой сланцев (в 1968 году). У деревни Верховье - порог, который называется "Шум".

Ниже Чернёво, как я уже писала, река широко разливается, до 150 метров. Маршрут по Лопатину до ст. Добручи (общая протяжённость 220 км).

Теперь современная информация о посёлке (по рекламе продажи дома):

Псковская область Гдовский район поселок Чернево:230 км от СПб, подъезд- грунтовка, большой жилой поселок, окружен сосновым бором, на берегу р. Плюсса. Вся инфраструктура: магазин, почта, мед. пункт, АЗС, и т.д., постоянные жители и дачники, красивая природа, много грибов, ягод. Есть пилорама. Бревенчатый дом, обшит вагонкой: 2 небольшие комнаты, ванная, туалет в доме, печное отопление, подпол. Водопровод, канализация. Участок 15 соток, ровный, не обработан. Документально оформлен.

Стоимость 490 тыс. руб.

На мой-таки взгляд - дорого. Такой дом, совершенно без инфраструктуры, должен стоить порядка 2 000 долларов. Почему так дорого - не знаю, но возможно, что документально оформленный дом так и стоит. Может быть я сто раз ошибаюсь, но мнение имею на сей счёт такое, что дороговизна объясняется очень просто. Этот посёлок - он здесь центр инфраструктурный, причём историческое место. Здесь в принципе можно жить, существовать. Например, если такой дом купить оформленный, то дом можно по-хозяйски расширять и достраивать-перестраивать. Так стоит в России возможность распоряжаться имуществом. Это цена такая здесь частной собственности. Она везде примерно теперь будет одинаковая. В России не такая ситуация, как в других местах. Стоит не сам дом, наплевать всем, какой он. Дома все одинаковые практически. Стоит возможность доехать. Стоит документ на дом. Стоит тот факт, что вроде землю не отберут, можно посадить всё. Стоит магазин рядом, автобус. Стоит тот факт,что не безлюдье и даже наезжают питерские летом. Стоит тот факт, что для питерских возможность здесь бесплатно брать ресурсы леса - это возможность выжить в Питере зимой (с нормальными продуктами и лесными запасами). Замечу от себя также, что это стало образом жизни. Дачу не достать теперь под Питером нормальному человеку. А где взять запас? Либо в Карелию едут - набирают себе запасов грибов-ягод. Плюс дача - жить можно в Питере тогда. Поэтому такой дом в глуши стоит денег. Здесь не важно, что бурьян. Бурьян скосят, посадят себе огороднее - для супа всё. За хлебом сгоняют в Чернёво - это важно. Поэтому такие цены. За 230 км от Питера сгонять за грибами теперь нормально считается. А жисть -то дорожает.