?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: россия

На автодороге Бежаницы-Сущёво-Цевло
pryaha
Раньше мы ездили мимо станции Бежаницы и ничего буквально не знали о местных достопримечательностях. Не знали даже, что здесь имение Троекурова, образ описан Пушкиным. Загадочный Троекуров в повести Дубровский остался в памяти, больше ничего. Имение Философовых Богдановское не сохранилось, но место такое под Луками есть, это красивая местность на берегу реки Ловати, высокий берег. Здесь всегда отмечали День рождения моей тёти, он приходился на осень, самое пушкинское время, 9 октября.

На самом деле Богдановского название наверно не связано с названием имения, а может и связано. Не знаю. Сейчас место больше известно по названию старого городского кладбища, которое тоже называется Богдановское.

Так вот, Богданаовское находится в Бежаницах, раньше это была станция железной дороги Бежаницы, ничем буквально не примечательная, просто маленький домик. Теперь вроде станция называется Сущёво, ехать час примерно от Лук на поезде, близко. И то надо уточнить, не помню.

В музей Пскова попала тоже поздно, уже после института, и то только потому, что там жили родственники новые. Но что родная бабушка моя жила в Пскове в доме Поганкиных через семь лет после её рождения в 1887 году, я знала. Воспоминания бабушки о своём детстве были страшные, она там жила у чужих людей без мамы, работала с семи лет. Но вот годы до революции и после примерно до вступления в колхоз не вошли в стаж, свидетелей не нашлось. Она не получала пенсию никогда, даже по потере кормильца, так как умерла первая, а дед после через четыре месяца.

Тем не менее, воспоминания о Пскове как городе у бабушки остались радужные. Как я это поняла, случайно. Однажды в первом классе, когда некоторым подарили по большому набору карандашей и по альбому, бабушка соблазнилась и стала рисовать Псков, и она изрисовала целый альбом.

Дальнейшая судьба альбома была такая, что моя пятилетнаяя сестрица двоюродная увезла альбом в Ленинград, и она даже не помнила, что такой альбом был. Она не осознала. Я спохватилась лет через тридцать, думала найти альбом, рисунки же были роскошные: церкви и старинные дома, дети катаются зимой на санках, всё красочно, ярко.

Но никто даже не помнил, что такой альбом был. Возможно, сама бабушка уничтожила его, она же постоянно торчала в Питере с внучкой. Бабушка была коммунисткой и была темновата, и она всегда старалась помалкивать и ни о чём таком не вспоминать. Они с дедом постоянно и напряжённо думали о революции и современности. И вот после войны, когда жизнь немного наладилась, примерно 17 лет в деревенском  своём доме они жили более-менее благополучно. Но тоже, пришлось задуматься. Целый ряд несчастий произошёл в конце шестидесятых. Отрезали часть земли – это было неожиданно и подло, ограничили. Внучек не взяли в Питере в институт. За что боролись? Это был настоящий удар. Внук вообще остался без образования, единственный. Умер зять, пришлось помогать дочке тянуть детей. Сын получал как научный работник мало, квартиры не было в Ленинграде. Они и то жили с дедом лучше, правда, перед самой революцией, когда господа драпанули уже за границу. Отсюда делаю вывод, что господа были не бедные.

С домом пришлось расстаться по здоровью, переехать к дочке в квартиру доживать свой век. Дом так и не привели в то состояние, о котором мечталось. Вода в дом не пришла, колодец вырыли глубокий с большим трудом, поливать было нечем. Бабушка потеряла последнее здоровье, началась даже гангрена ног, но ноги спасли с трудом при помощи пиявок. Работать на огороде было некому. Но главное – до дома не было транспорта, надо было пешком идти в магазин 20 минут, магазин не построили. Остановка была далеко, 20 минут до бани и остановки, и до центрального базара 30 минут пешком, автобус ходил из города ещё один, вроде до деревни Чапаевка, там был ещё один магазин, сельпо. Дурацкая ситуация. Хорошо, был кинотеатр примерно в 15 минутах ходьбы, но и туда стало не дойти, а телевизора ещё в городе не было, вот это было бы спасение. Не дождались мы и большой квартиры с удобствами в городе, о которой мечтала мама. Удобства кое-как сделали в доме: поставили газовые плиты, провели канализацию и заменили трубы водопроводные дырявые. Но газовую колонку  и душ сделал только правнук в 90 годы. В институты поступили и окончили в Питере, квартиры получили через 20 лет на очереди ( внук). Мама вообще отдельной квартиры не дождалась новой, тут уже и внук женился, и туда же привёл невестку и правнучку. А потом развод и скандал, с трудом отбодались от невестки, за мамой квартира осталась, а внук купил себе новую чистоганом на свои деньги, и отделал. Мне вообще ничего не досталось в наследство. Мы заработали сразу на кооперативную однокомнатную на четвёртом этаже ( туда вода не доходила). Плюнули и уехали нахрен.

На сегодня всё.
 

О деревне Лубенькино и Махновской волости
pryaha
Выходит, не надо грешить на названия деревень, названия не виноваты сами по себе. Грехи людей тоже не надо распространять на фамилии, как и заслуги. Фамилии и названия ни при чём, вот эта мысль наконец сформировалась у меня. Всё думалось, куда веду со своим неприятием факта, что берутся списки и шпарят по спискам фамилий просто, как будто фамилия может сделать что-нибудь сама по себе. Вот так получаются имена нарицательные, Романов, типа. Это такой просто фокус, пережиток пршлого, так у нас говорили в школе.

И вот что получилось после революции, да и раньше это началось. Надо было взять себе фамилию обязательно, получить документ. Ну и взяли себе, кто какую фамилию хотел, не будем в этом разбираться, об этом у меня уже было.

И вот фамилия и имя могли многое определять в судьбе, но это не потому что фамилия знатная, а просто так. Таким образом, теперь Махновской волости уже нет, но она что-то значила совершенно другое, не новейшее. Но что? Теперь не определить, что это была за волость. Теперь будет просто Михайловская волость, деревня Лубенькино. Ни одного слова о деревне не найти, деревня существует тысячу лет. Условно с 14 века деревня числится.

О Махновской волости тоже нет, ты будешь бесконечно натыкаться на Махно. Есть ещё такой Махнач, правда. Так что, элемент случайности для большинства стал определять судьбу во многом. Как корабль назовут – так он и поплывёт.

Хорошо дворянам – у них есть родословная. Об этом Маяковский хорошо написал  (цитата неточная, по памяти) « мы бы его спросили, а ваши кто родители и чем они занимались до 17 года».

Сложно. Теперь опять по-другому это всё, теперь уже не надо быть « мы пионеры, дети рабочих». А то было время, все были дети рабочих. Теперь такое не надо, чтобы взяли на рабфак. И пиво тоже не продаётся только членам профсоюза, а ведь было такое.

Оказывается, были дворяне Махновы. Выходит, не Нестор Махно дал название селу.

Выходит, у нас тоже в России есть Махновы, и более того, фамилия дворянская. Кто же был известным представителем родов Махновых? Определить теперь трудно, фамилия забита прозванием Махно, крестьянским сыном.

Тоже небезынтересно, была ли фамилия Махновых шляхетская, и какая она настоящая первичная фамилия, польская или нет. Возможно, это была фамилия Махнович. Были такие Махновичи тоже, белорусская фамилия. Махнавичи деревня тоже есть, через И пишется. Мозырско-Припятское Полесье, там Махновичи вроде бы.

У нас целая волость в России, в Псковской области. На Украине тоже есть волость Махновская, не одна такая волость.  Пока не нашла всех данных, но название распространённое. Похоже, дворянам Махновичам не повезло с фамилией.

А как насчёт дворян Махновых? Нет данных. Зато есть древний русский род Маховых с польским гербом Малая Погоня.

Известные представители, их несколько. Стольник патриарха Филарета, жил в период 1627 год – по 1629 год. Дата странная. Имя Савва Галактионович.

Также Махов известный был стольником царицы Прасковьи Фёдоровны, скончался в 1692 году. Имя было Савелий Абрамович.

Ой, много чего наврано про род Маховых, вроде род борцов за правду и первый род настоящих царей.

Также пишут, что во времена Петра детей Маховых боярского рода перевели в сословие однодворцев.

Напомню, что все однодворцы в некое время в 19 веке стали государственными крестьянами, без привилегий стали Маховы. Они владели недвижимыми имениями под Смоленском в 1672 году по крайней мере (другие данные Википедия не указывает). Возможно, я наткнулась ещё на одну деревню Маховых в Псковской области Бежаницкого района.

Смоленское сидение когда у нас было?  Ещё раз. Это 1609-1611 годы. Бояре сидели запершись в церкви полгода. Ещё одно Смоленское сидение было в 1617 году. У меня есть текст по этому «Смоленскому сидению», подробно всё разобрано. Называется текст «Алексино, Альфимово и Анциферово».

На сегодня всё. Надоело.

Деревня Карцево и ещё раз Иванищево
pryaha
Карцево – очень знакомое название деревни по Великим Лукам. Там это один из районов города, где на болоте нашли себе пристанище люди нерусского происхождения, в том числе прибалтийского. Оттуда здесь проживали искусные ремесленники, больше по швейному делу. Там у нас была также надёжная керосиновая лавка, куда мы часто ходили, ребята, с канистрами за керосином для керогаза. Также там всегда пошивали и перелицовывали всяческие пальто с меховыми воротниками. До сих пор там работает пятая школа. Дальше начиналось громадное и непроходимое Кулёво болото.

Название Карцево в России распространённое, пора выяснить как следует происхождение этого названия. На самом деле всего 17 названий деревень, в том числе возле Егорьевска. Можно перечислить и области, где по одной есть деревни Карцево, это довольно странный расклад. Области такие: Вологодская, Московская, Псковская, Костромская, Курская, Калужская, Новгородская, Рязанская, Смоленская, Тульская.

По Псковской области две деревни: уже известная в Великолукском районе и Локнянском. На самом деле Карцевы были опричники при Иване Грозном.

На самом деле не так. Более позднего происхождения дворянские роды Карцовых наверно и были опричники, но были и древние Карцовы. Они как раз отметились в перечисленных мной областях и жалованы землями за Смоленское сидение, и за тому подобные древние подвиги. Это такие люди как погибший сын Карцова при взятии Казани, правда он звался уже почему-то Волков  Михаил. Это очень интересное сведение, что Волковы тоже Карцовы, записаны впервые на вечное поминовение в 1487 году в синодике Успенского собора.

Также дальше пойдут уже люди из середины 17 века известные: потомство новгородца Тимофея Карцова и другие.
Иванищевы вроде ни при чём, хотя при мне дворяне Ивановы жили в Карцево.

Что насчёт гербов, то гербы польские: Ястржембец и другой герб тоже польский Самсон.

Говорят об усадьбе Следово Карцовых древних в Костроме, и вообще пишут, что эти почтенные люди известны службой при дворе на протяжении 300 лет.

Следово надо искать в Костроме, были несомненно и другие знаменитые усадьбы, родство тоже завидное, среди родственников декабрист Вяземский, жена Карцова Сумарокова известная начальница гимназии, далее пошёл Лермонтов поэт, целый ряд немцев, начиная с Бенкендорфа и прочие.

Другое имение на слуху Репрево.

Как Карцовы превратились в Карцевых – не знаю, но думаю представителей данной фамилии в России сотни. Что насчёт древних дворян, то сомнительно.

Вот у меня есть текстик старый от 2014 года, единственно:

… Теперь если копнуть по Карцеву, то многое найдётся. Есть у нас на псковщине такое название. Карево тоже есть, это музей-усадьба Мусоргского, композитора. Явно Карево с Карушино перекликаются, не Корушено ведь. Если бы было Корушено, тогда – кора дерева, а тут явно музыка, ну и меч сюда тоже тогда, времена мечей. Это если судить о происхождении Мусоргского, то из времён тоже нашествия татар и Ледового побоища. Мусоргский древнего происхождения тоже, зато и усадьба называется Карево. Читала об этом давно, уже позабыла опять всё. Это в Тверской теперь области.

Конец цитаты

В этом старом году я ещё меньше знала, поэтому вышла на название усадьбы по другим ключам. Текст у меня старый называется Карушено, Киверево, Климово-Кисели. Это в Пожеревицкой волости. Тогда не знала, что Карево у нас числится по Куньинской волости, усадьба Мусоргских.

Есть у меня одно предположение относительно фамилии Карцевых. Возможно, фамилия была изменена и стала связываться во времена опричнины со словом «кара», но это только моё предположение. Отсюда могли пойти возможно новые десять позднейших родов Карцевых, но в опричники могли взять и людей татарского происхождения. В науке есть много такого, Горацио, что недоступно нашим мудрецам.

Дроздово и Жуково
pryaha
Далее будут: Жибоедово, Захарево, Иванищево, Крестилово, Козино, Карцево, Кавезино, Карелово, Лубенькино, Махново, Марьино, Медведово, Плиски, Рожново, Работино, Сосновка, Сергеевское, Сенино, Тимофейково, Усадище, Филиппово

Как оказалось, дорога от Великих Лук на Петербург полна интересного. Мы по ней даже ездили, по автомобильной дороге на Псков, там делали остановку, далее ехали в Питер. Ну и толку. Без комментариев. Ни одного замка по дороге не встретили. Шутка.

На самом деле надо изучать жития святых. Предположим, эти все деревни у нас по дороге с четырнадцатого века. Какие ключи откроют для нас культурную информацию о месте? Например, волость Алексеевская, деревня Дроздово. Эти названия тоже с 14 века, это скорее всего личности местных святых, а может и не местных святых. Это имена важных для церкви людей, имею в виду Православную церковь. О том же пишет учёный постоянно. Например, в главе посвящённой становлению Смоленской епархии он пытается отыскать такие документы, ещё не открытые, которые прольют буквально свет в науке. Ведь истина существует. История государства неотделима от истории церкви. Это всё надо не только знать учёному, но и понимать, а главное – принять для себя без отторжения мозгом. Некоторые не могут просто читать и принимать как есть информацию о существовании имён святых. Вокруг этих имён крутилась, если так можно сказать, вся культурная жизнь территорий. Это даже Пушкин у себя отметил мимоходом: девушка хочет узнать имя суженого, надеется имя князя услышать от первого встречного, а мимо идёт первый встречный мужик по имени Агафон. Какое разочарование для нашей дворянки европейской. Или: «звала Полиною Прасковью, девку свою Парашку. Вот такие первейшие культурные вещи если здесь не понимать – то о чём можно говорить дальше.

Дроздово. Я лично связываю с митрополитом святителем Филаретом (Дроздовым). Пока на этом остановлюсь на сегодня. 

Деревня Сафоново
pryaha
Неподалёку есть даже город Сафоново, полсотни тысяч человек живёт. Есть даже краеведческий музей. Казалось бы, весь этот музей должен затмить своими экспонатами нашу деревню, но ничего подобного. Одинаково.
Город находится в Смоленской области. Как раз туда ведёт на юг дорога хорошая от деревни Сафоново до города Сафоново.  Вернее, не в город Сафоново ведёт дорога, а в Доргобуж. Доргобуж слышала, Сафоново не слышала. Доргобуж - старинный город.

Пишут, что железнодорожная станция Доргобуж послужила началом города Сафонова. Ничего не понимаю. Это один город или разные?

Оказывается, посёлок Сафоново был основан после того как возникла железнодорожная станция Доргобуж, это рядом. Затем стал Сафоновский район. Оказывается, Доргобужский район тоже есть.

«В 1618 г. Дорогобуж с уездом отошёл к Речи Посполитой, Вязьма осталась в Российском государстве. Граница между Вяземским и Дорогобужским уездами, проходившая по территории Сафоновского края, стала рубежом раздора. Население ушло с приграничных территорий. Лишь в 1654 г. Дорогобужский уезд, как и другие смоленские земли, был отвоёван у Речи Посполитой.

XVIII век был мирным, что благотворно сказалось на экономическом развитии края. Развивалась торговля, осваивались пустоши, возникали новые поселения. В сёлах впервые появились каменные храмы. Сафоновский край имел много разнообразных, интересных как по архитектуре, так и по внутреннему убранству храмов»
Эта цитата многое объясняет, но не всё.  При чём здесь Вязьма? Речь идёт о Смоленске. Придётся читать ещё историю Вязьмы.

В Смоленской области тоже есть Барановское сельское поселение и деревня Бараново, совершенно другое Бараново.

Это Барановское сельское поселение в Смоленской области как раз находится в составе Сафоновского района (всё это строго относится к Смоленской области, Псковская ни при чём). Вот поэтому я и иду строго по области Псковской, чтобы всякое не путалось. В данном случае иначе не разобраться.

Теперь понятно стало, что в Сафоновском районе были пограничные ситуации эти же самые, наконец граница образовалась между Литвой и Русью. Доргобуж отошёл в Польско-Литовское государство.  Опять не понять, куда отнесли Сафоново.

Вот тут есть даты и историческая информация в Википедии. Говорят, что Сафоновская земля была рубежом раздора, пока  весь Доргобужский уезд не был отвоёван у Речи Посполитой обратно.

Но мы сейчас находимся намного севернее, в Псковской области. Здесь тоже есть своё Бараново, есть своё Сафоново. Названия одинаковые.

Не будем путаться со Смоленском, с имением Барышниковых в Смоленской области это село знаменитое Николо-Погорелое. Это не у нас.

В Псковской области деревень Сафоново пять.

Вот тут в Куньинской волости находится Сафоново недалеко от деревни Иванцево, что на речке Вихляйке.  Примерно километров в трёх деревни. Тут везде эта речка Вихляйка без всякого направления течёт, вихляет.  От Баранова нашего надо ехать по дороге в западном направлении, будет Сафоново. Дальше по этой же местной дороге просёлочной будет Иванцево, дальше будет большое шоссе, деревня Церковище. Чуть дальше шоссе раздваивается, одна дорога доведёт до Усвят, другая до Велижа.

Чтобы вам не запутаться в похожих названиях, есть ещё Удвяты.  Если Усвяты стоят на Усвятском озере, переходящем в озеро Узмень широкой протокой, то Удвяты будут соответственно на крошечном Удвятском озере, перепутать озёра невозможно. Усвятское озеро – это целая система огромная Усвяты-Узмень и ещё речка между ними.

Это же самое шоссе в другую сторону приведёт в Сенчиты, кто знает, дальше Плаксино. Это Плаксинское значит шоссе известное. Плаксино здесь совсем уж рядом со столицей нашей Родины, городом Великие Луки.

На сегодня хватит.

О реке Ловати
pryaha


Реку Ловать я знаю очень хорошо. Могу судить, был легендарный путь из варяг в греки или нет. По этому поводу нашёлся текст очень интересный. Как раз тоже люди рассуждают о сакраментальности роли реки Ловати в целой системе взглядов на историю.

Если смотреть сверху - вроде бы есть путь из варяг в греки. На самом же деле нет такого пути. Если по реке можно дойти до Новгорода, так как река впадает в озеро Ильмень, то дальше уже можно плыть на восток по Мсте, Тверце, Волге.

Был ли такой путь или нет, это зависит исключительно от проходимости реки. На карте всё выглядит красиво – река Кунья, затем Ловать, затем Ильмень-озеро, оттуда по Волхову на север до Ладоги, затем в Неву и на Балтику.
По Ловати можно также пройти в Великую, если смотреть по карте, в верхнем течении через сеть озёр можно пройти в Великую и на Псков.

Но вот судоходна ли Ловать, вопрос интересный. Насколько я знаю, Ловать вообще в верховьях и среднем течении не судоходна.

Пишут следующее.

Ловать в верхнем течении до Великих Лук вообще не судоходна и никогда не была судоходна. Далее от города до границы Новгородской области река может и сплавная, но тоже практически несудоходна, два фута и менее, имеются пороги, берега крутые, ложе каменистое, ширина менее 50 сажень. В верхнем течении река судоходна в половодье, летом мелководье препятствует, глубина очень изменчива. Местами река расширяется до 100 сажен.

От устья до деревни Бол. Юрьева ходят пароходы. Этот текст от Брокгауза и Эфрона в моём переложении.

Источник второй 2003 года. Приводятся тоже старые источники. Михаил Семевский писал, что некогда Ловать была столь судоходной, что по ней можно было плыть до Ильмень-озера. Народное предание говорит, что мелеть Ловать начала с 1707 года, когда царь Пётр был в Великих Луках. Мол, отплыл царь в Новгород – и стала Ловать мелеть.
На самом деле Ловать никогда не была ни великой, ни полноводной в верховьях и в пределах Великих Лук. Более того, когда Стефан Баторий штурмовал великолукскую крепость, то армия переплавлялась вброд во многих местах. Это было событие в конце 16 века. Поляки переправились вброд вместе с артиллерий, а не только пешие и конные. Это было задолго до визита Петра, в 1580 году, за 127 лет до визита Петра.

Писали также в Географических известиях 1774 года про Ловать. Каменные пороги начинаются после Великих Лук за 20 вёрст и тянутся на 200 вёрст. До Новгорода и Петербурга суда водовики ходят, но с немалыми приключениями и остановками. Грузов грузят весной до шести тонн ( до 400 пудов), а в остальное время  до 200 пудов. Порожние баржи никогда не возвращаются назад.

Вот писали что о московской войне по тем же дневникам поляка Яна Сборовского, их привёл в своей книге Рейнгольд Гейденштейн, пользовавшийся также записками поляка Замойского, командира при осаде Великих Лук. Мол, надо было знать места бродов, надо было брать проводников. Бродов было много, но и глубокие места были. При том, что когда поляки шли по Двине и даже по Усвячи, то они везли артиллерию водой, а остальная армия шла берегом по суше. Но когда те же войска двигались Смоленска, затем от Усвят до Лук то они  двигались по суше, по болотам были проложены гати. То-есть, ни Куньей и Ловатью не пользовались.

Городок на Ловати, если не передёргивать, чем люди занимаются постоянно, использовался для свезения товаров снизу или переплавки их на низы Ловати, причём товары быстро раскупались на месте.

Опять никакого пути из варяг в греки.

Могу подтвердить лично, судоходной Ловать не назовёшь даже в пределах города, река сейчас бы фактически исчезла бы, если бы не плотина, которую сделали для красоты, чтобы реку было видно. Река широкая, правда, производит впечатление. На самом деле лужи, вот и всё. Дальше за городом не ходила на лодке, но в пределах города вёсла местами цепляют за песок, всё заросши ещё осокой бывает.

Теперь интересно посмотреть карту, которую дают норманисты. Карта никакой информации не даёт правильной, кроме самой идеи «из варяг в греки».

Знаменитое городище Вышегород, деревня Вышегород
pryaha
Древний город-крепость на Шелони потерял своё значение в 15 веке, это были города на Шелони, принадлежащие Великому Новгороду. В 16 веке как город место не числится. Разорили место псковичи с царём Иваном Васильевичем. Бывшая городская площадка сейчас и всегда находилась на высоком естественном холме, по форме площадка овальная. Склоны городища крутые, есть вал длиной 40 метров в виде дуги. Вьезд в город по северо-западному склону. Размеры площадки 85х60 метров. На городище сначала напал князь Витовт Литовский (в 1471 году). Он сжёг храм Святого Николы. В этом же году окончательно разорили город псковичи. В 1863 году здесь построена церковь Михаила Архангела, существующая по сей день. У подножия городища находится современное кладбище. Сохранился небольшой отрезок рва перед валом.

На меня ссылки идут как попало, но я писала о городцах на Шелони в конкретном месте. Ссылка же идёт на последний мой текст, а не на тот текст, где упоминается Городок. Несколько раз уже писала о городцах. Когда-то городским архивом псковской области занимался мой дед конкретно, кстати говоря. Это было перед войной, а умер он в 1941 году. Государственный архив был ему передан, здание архива было в Луках на Борисоглебской улице, напротив нынешнего книготорга, кто знает.

Теперь Вышегород деревней считается, оно деревня и есть. Деревня на другом месте, не на месте бышего города. Теперь это Псковская область, а раньше была Новгородская земля, самая окраина. Таких городков было всего 5, все они принадлежали Новгороду Великому. В это время в этих местах был расцвет культуры, в 13 веке. Более никогда ничего подобного не повторилось.С тех пор толково написано о древнем городе было только в 2001 году в статье Седова Вл.В. Там все подробности. У Седова есть книга, вышедшая в 1998 году, если не ошибаюсь. По ключу "деревня Вышегород" Седова можно найти, в Пожеревицкой волости. Исследоваал городище археолог Раппопорт в последний раз. Он пишет много о крепостях, но с точки зрения оборонной, если так можно сказать, обобщает сведения вообще о всех оборонных сооружениях Древней Руси. О конкретно Новгородской Земле мало пишет, этот вопрос его мало интересует.

Чем интересны городцы, это своей особой развитой культурой уже в 13 веке, со своей архитектурой особенной и всем тем, чем знаменита Новгородская Земля. Сейчас это псковская область, поэтому исследуется мало. Это забытое учёными место. О городцах первое упоминание в летописи, самое достоверное. Такая "забывчивость" носила во все времена политический характер, "городцы" не вписывались.

Вообще, есть противоречия. Здесь конкретно надо давать дорогу учёным, которые занимаются наукой, а не лженаукой. Тут вообще стоит вопрос об изучении культуры Новгорода. Разобраться в этом вопросе, кто прав, а кто виноват, очень просто. Тем не менее. Говорят, что так обстоят дела потому, что Новгородом занимаются совершенно не те люди, которые там провели в раскопках всю жизнь. Занимаются приезжие люди, пришлые, как говорят. Поэтому там нет объективности, всё к чертям напутано и запутано. Хотя, достаточно написано научного материала. Если уж в самом Новгороде копья ломаются, то городки и вовсе заброшены, тем более, что это Псковская область.

Нашлась книга академика Янина о Новгороде, там всё написано подробнейшим образом. "Очерки истории средневекового Новгорода" - книга. Там написано о временах, веков на 2-3 раньше, чем возникли "городцы на Шелони". Седов пишет о месте как о Шелонской земле. Янина я пока подробно не читала. Вот он пишет о княжеских усобицах 12 века. Вот он пишет о новгородских боярах первой трети 13 века. Но здесь конкретно только о Новгороде. Далее уже о нашествии Батыя. Вот он пишет о противоречии в летописях. Вот он пишет о фигуре Александра Невского.Вот он пишет о противоречиях с учёными представлениями советских учёных и злоупотреблениях Александра Невского в Новгороде. Вот он пишет об укреплении боярской власти. Оказывается, новгородцы предприняли меры против злоупотреблений Александра Невского. Здесь идёт речь о беженцах - бежичанах, которые содержали князя и сбежали. Вот это открытие! Оказывается, они сбежали от злоупотреблений князя. Янин пишет, что новгородцы добились послаблений, в частности, бежичане. Здесь уже княжил Ярослав, Александр Невский умер. Но борьба против князя продолжалась. Пытались ограничить его власть. Здесь начинается сепаратизм, затем война князей за Новгород. Возникли новые взаимоотношения между князем и городом. Далее Янин пишет о новгородской архимандритии. Здесь о взаимоотношения города и монастырей. Далее о городских землевладениях. Далее о конкретных жителях. Далее о приграничных крепостях на территории псковской земли.

Пограничные крепости на территории Новгородской и Псковской земель

Новый всплеск постоянных столкновений с Литвой происходит в 1260-х гг. Любопытным свидетельством этого периода оказалась берестяная грамота № 636 – военное донесение в Новгород из какого-то шелонского городка: «Пришьль искоупникъ ис Полоцька. А рать поведае великоу. А водаить пошьниць во засадоу» [Пришел выкупленный из плена человек и сообщил о большом войске (очевидно, враждебном Новгороду). «Засада» – новгородский пограничный отряд – просит прислать ей дополнительный провиант][502]. Тем же почерком написана и берестяная грамота № 704, адресованная новгородскому посаднику «городчанами» и сообщающая о бегстве жителей пограничного Ясенского погоста[503] (см. рис. 32).

Новое обострение отношений Новгорода и Литвы относится к 20-м годам XIV в. 28 января 1323 г. Новгород заключил союз с Ливонским орденом, направленный против Литвы; одним из пунктов этого соглашения было: «чтобы новгородцам мира с литовцами не заключать без нашего согласия, и нам мира с литовцами не заключать без согласия новгородцев»[504]. В том же году летопись сообщает о военном успехе Новгорода: «воеваша Литва волость, и угониша их новгородци и биша, а инии убежаша»[505]. Не исключено, что именно эта победа привела к коренному изменению в отношениях Новгорода с Литвой. В 1326 г. «приехаша послы из Литвы, брат Гедиминов князя Литовьского Воини Полотскыи князь, Василии Меньскыи князь, Федор Святославич; и докончаша мир с новгородци и с немци»[506] Участие в переговорах Федора Святославича – князя из смоленской линии – достаточно симптоматично. Оно расшифровывает дату учреждения нового порядка на новгородско-литовской границе.

Дело в том, что к моменту заключения договора 1326 г. Смоленское княжество уже находилось под властью Литвы, и прежняя граница Новгорода с землями Смоленска стала границей с Литвой. Между тем еще в первой четверти XII в. пограничные смоленские земли (в том числе волости Морева, Велила, Молвятицы, Стерж, Лопастицы, Буец) были переданы князем Мстиславом Владимировичем Новгороду с условием сохранения над ними новгородского суверенитета, но с выплатой доходов новгородскому князю, если он призван из числа потомков Мстислава, или передачей этих доходов в Смоленск, если князь к числу таких потомков не принадлежал. Будучи преемником смоленских прав, Литва настояла на передаче доходов с подаренных Мстиславом волостей, а также с Пусторжевской и Великолукской земель, в литовскую казну, гарантировав при этом сохранение мирной обстановки на литовско-новгородской границе[507].

Эпоха непрерывных конфликтов сменилась относительно мирным периодом. Новых столкновений полностью избежать, конечно, не удалось, но они, как правило, вызывались амбициозностью литовских князей. Например, поход Ольгерда 1346 г. на Новгород был вызван его обидой на посадника Евстафия Дворянинца, назвавшего Ольгерда «псом»[508]. Подобные эмоции свойственны в первой четверти XV в. и Витовту, заявившему: «А еще ваши люди нам лаеле, нас беществовале и соромотиле, нас погаными звале»[509].

О более значительном событии повествует летопись под 1333 г., т. е. спустя семь лет после заключения мира: «Сем же лете въложи Бог в сердце князю Литовьскому Наримонту, нареченому в крещении Глебу, сыну великого князя Литовьского Гедимина, и присла в Новъгород, хотя поклонитися святей Софеи; и послаша новгородци по него Григорью и Олександра, и позваша его к собе; и прииха в Новъгород, хотя поклонитися, месяца октября, и прияша его с честью, и целова крест к Великому Новуграду за один человек; и даша ему Ладогу, и Ореховыи, и Корельскыи, и Корельскую землю, и половину Копорья в отцину и в дедину, и его детям»[510].

В дальнейшем передача «в кормление» членам литовского княжеского дома пограничных городов на северо-западной границе Новгородской земли с обязательством «кормленщиков» защищать доверенные им территории превращается в постоянный обычай вплоть до падения новгородской независимости в конце XV в.


В тексте идёт речь о тех доходах, которые Новгород передавал Литве, а также столкновениях на почве ругани и амбиций литовцев. Оказывается, Новгород передал литовцам "городки" на кормление. То есть, городцы (те самые, на Шелони) платили дань Литве вплоть до потери Новгородом независимости. Новгород отдал городки на кормление, чтобы городки охранялись Литвой. Здесь уже правил князь литовский Наримонт Глеб, сын Гедимина. Вот этот факт и скрывается елико возможно.