Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Стаецкая волость, фольварк Железница

На момент 1906 года существовала деревня Железница, она принадлежала помещику Соколовскому Т.Ю. Имением это назвать нельзя, это были остатки польского фольварка. Это был один двор на берегу реки Чистая, на реке стояла мельница,. Запруда образовала небольшое озеро. Сразу за озером на реке стоял железнодорожный мост, в 1906 году был построен железнодорожный полустанок Железница на Октябрьской железной дороге в Невельском районе. Это была линия Бологое-Полоцк. Стояло здание станции, здесь продавали билеты на все проходящие мимо поезда.

Во время войны немцы построили дополнительно узкоколейку в лес. Лес отправляли в Германию. Железная дорога была двупутная на участке от Новохованска до Молокоедова. Один путь был разрушен партизанами, здесь был взорван бронепоезд. После войны остался один путь, немцы разобрали второй путь при отступлении.

После революции деревня оживилась, здесь было лесничество, которое позже переехало в Туричино. Здесь была лесопилка, смолокурный завод, пожарная вышка, конюшня, магазин. Клуб был от лесничества, приезжал киномеханик и показывали кино. Было ли кино до войны? Трудно сказать.

После войны был также магазин от железной дороги, хлеб разгружали во время остановки поезда.

Населённый пункт освещался фонарями. Сюда на станцию в 80 годах прибывал поезд Ленинград-Полоцк.
В настоящее время летом дачников бывает до 100 жителей, постоянно в деревне Железница живёт 4 человека. Пригородное сообщение отсутствует, дорога убыточная.

Самое первое сообщение о деревне появилось в 1860 году, один двор. Значит, это польское обедневшее поместье (фольварк).

Список населённых мест Стаецкой волости указывает, что это был именно фольварк. Интересно, что помещик Соколовский польского происхождения, живший здесь, по-видимому, не был из титулованных в Российской империи дворян. Это были роды польского происхождения, не подтвердившие свой титул. Ключ Дворяне Соколовские говорит об этом. По Псковской губернии числится только один род Соколовских, основатель рода приведён к православной вере и получил поместье в Смоленской губернии. Были также витебские Соколовские. Что-то подсказывает, что если бы этот Соколовский был один из потомков стольника, то древний дворянин не мог бы жить в фольварке об одном дворе. Мы видим два герба Соколовских древних, русский герб ПОМЯН. Здесь же приведен старый польский герб этих же Соколовских . Здесь мы видим отчётливо именно павлиньи перья на шлеме. В России существовал обычай помещать на нашлемнике три страусовых пера. У Соколовских рука с саблей. На польском гербовнике Соколовских бычья голова и павлиньи перья, это белорусская шляхта польского происхождения. Названия герба не нашла, надо смотреть отдельно белорусский гербовник белорусской шляхты. Не нашла пока описания и названия данных гербов белорусскиой шляхты, не подтвердивших свой титул. Если такие роды и оставались в Витебской губернии, то где им ещё жить, как не здесь. Им не надо было ниоткуда приходить, менялись границы. Люди оставались веками на своих местах. Как именно менялись границы, это понятно.


 

Деревня Козино

По Козино сразу заинтересовало описание адреса. Эта деревня находится на железной дороге, станция Стримовичи, уже слышала. Железную дорогу определили так: Дно-Бежаницы-Локня-Великие Луки. Далее написали, что к северу от деревни находится волостной центр Крестилово, и это же Крестилово одновременно и станция Стримовичи. Ещё написали, что это всё находится в 12 км от Локни.

Здесь уже вспоминаю лекцию институтскую, как ни странно, прошло 60 лет. Лекция эта была замечательна тем, что рассказывал преподаватель Технологии строительства, настоящий строитель бывший с линии, видать. Но в последний раз он строил уже не в наше время. И вот он рассказывал нам про войну, как он строил водопровод для железной дороги на станции Дно. Удачно использовав свои знания по технологии бетонных работ, он сильно выручил Армию, так как применил среди зимы тепляки. Вот сейчас как раз кстати это всё и вспомнилось. Начал он с того, что объяснил нам, где это Дно. Что такое Дно знаете? И только рукой махнул так, ну мы конечно ни  черта не поняли. Но рассказывать особо он не стал, пошёл про тепляки рассказывать. Но видать всё же успел нам передать своё настроение того времени, что дело было труба полная, когда оказалось что вода вполностью замёрзла и нечем было заполнять паровозы.

У меня где-то вся система с этой речкой была описана, про перебои с водой постоянные, зато оно и Дно. Сейчас полностью забыла уже, где писала. Сейчас не будем. На повестке дня деревня Козино.

Вот тут вы видите, что никто меня за язык не тянул рассказать про безводье здесь во время войны. Читаю дальше про Козино, статья сразу видна огромная про отсутствие воды в деревне Козино, пишут жители.

Обращаются жители непосредственно к Прокурору Псковской области. Конфликт между дачниками и сельскими жителями. Когда приезжают дачники, воды не хватает от скважины для сельских колонок, а на дачах вода есть.

Жители требуют отключить дачников от рабочей старой скважины сельского поселения. Дело было в 2016 году.

Администрация стала разбираться, кому всё же принадлежит старая скважина. Оказалось, что она не принадлежит жителям деревени, а реальный хозяин прекратил свою производственную деятельность, скважина бесхозная, а сама разводка водопровода принадлежит дачному кооперативу. Колхозники же сельские ни при чём вообще. Ну уж ладно, говорит АДМИНИСТРАЦИЯ. Прочистим мы эту скважину, а какой результат будет – мы не знаем, даст ли это что для вас. Это вообще не муниципальная собственность, чего вы от нас хотите. Мы только можем обратиться в соответствующие органы, чтобы бесхозныйобъект поступил в собственность муниципалитета, вот и всё.
Таким образом, мы видим, что в деревне этой Козино своей воды нет и не было никогда.

Пахово, Перелучье и Перхово

О Новой пока что ничего, следующая деревня Пахово по старой Михайловской. Очень важно то, что с позиций революционной истории становится всё более понятно и о тех пробелах, которые у меня с прошлых текстов пробелами и остались. Казалось бы, надо забыть уже о тех дедовых местах в деревне Овинище, переехать уже в Великие Луки. Но в том то и дело, что здесь среди множества подробных фактов можно упустить главное, что касается великолукского района. Локня остаётся белым пятном тем более. В этом регионе сейчас более важны три пункта по железной дороге: Пустошка, Идрица и Себеж. В эти три пункта упирается взгляд, если скользить по карте вдоль границы с юга по территории Беларуси. От Пустошки мы как раз в прошлом тексте побывали чуть севернее, переехали через железную дорогу, на которой как раз Себеж последним пунктом. Эти три пункта и есть Гультяевская волость условная.

Выше идёт Локнянский район, поэтому важно понимать, откуда приходят сюда события, в этот забытый провинциальный угол. На самом деле не забытый провинциальный угол, а центр событий, откуда началось современное государство рабочих и крестьян. Именно герб дворян Полозовых содержал испокон веков фигуру женщины с серпом, и этот серп не пропал втуне, он попал на герб СССР. Откуда же молот. Оттуда же, поскольку деревни Малые гвозды и Большие гвозды рядом находятся. Кто же основал эти деревенские производства гвоздей? Кузница малая дедовская до сих пор сохранилась в своих, еле видимых глазу, развалинах. Отсюда дедушка уехал именно на гвоздильный завод, так назывался Путиловский завод.

Теперь вывод относительно деревни Овинищи, не нашла такой деревни на современной карте. В Невельском районе есть Авинищи. Они настолько близко видны по карте, что я и думала, что это дедова деревня, но оказалось не так.

Наши Овинищи маленькие, на горе был дом через луг. Где именно дом, по карте не нашла, но рядом должен был быть фундамент новый. По тем временам 1917 года он новый был, и у деда были деньги на дом. Эти деньги не нашли, хотя нашли в деревне много красных катенек фальшивых, об этом прочитала сейчас, что деньги не только обесценены были, они были все с одним номером. Но были и золотые в кубышке у деда на дом, эти деньги пропали, либо их не нашли.

Либо эту кубышку дед так спрятал, либо их не было, либо деньги до сих пор лежат там. Деньги в банках крестьянские в революцию пропали все, как говорят сейчас, три с половиной тонны золота крестьянских денег законно заработанных до революции.

Прадед же не сам клал фундамент в последний момент 1916-17 годов, платил за фундамент. Делал фундамент в надежде на то, что сын вернётся старший. И невестка вернулась из Питера, деньги искала вокруг фундамента, но не нашла. Вскоре началась коллективизация, всё бросили и уехали в город. С тех пор фундамент стоит.

Дом в Полозове использовался родственниками под дачу, это вторая семья того же прадеда жила, сын от другой жены. Он похоронен на деревенском кладбище рядом, Савкино кладбище.

Так что деревня Авинищи здесь мимо, не касается. Другие Овинищи, уже русские, причём в этом районе Овинищ этих будет не одно, но наша деревня последняя, самая новая и маленькая. О ней ничего невозможно найти, никакой информации. О Полозовых тоже никакой информации. Но вот в Беларуси есть такое место известное, но также известно очень хорошо, что дедушка мой наполовину беларус, и фамилия его белорусская по звучанию, точно такая как у сводного брата. Только дед свою фамилию переделал на русский манер, иногда даже писался на О окончание на украинский манер. После стал писаться на ОВ окончание, на русский манер.

После все собрались уже в городе, события пошли городским манером, пока не восстановилась РФ вместо СССР. Дед Зимний не штурмовал точно. В деревню он никогда не возвращался, никогда не мечтал оказаться там, усадьбу новую отстроил в городе, Дом-сруб купил старый и перебрал, деньги брали в кредит. Известно, как после войны жили. Дед почётный железнодорожник, наставник и персональный пенсионер, старый большевик считался, путиловец и стахановец. Также был большим поклонником Мичурина.

В колхоз ни в коем случае бы он не поехал бы даже в гости, делать ему, как видно, в колхозе было нечего. Председателем колхоза он, правда, был, но уже на реке Шилке в Сибири, на притоке Амура. Дело там у него закончилось неудачно, исключили из партии и чуть не посадили, так как он выступил фактически противником коллективизации и отъёма у колхозников мелкой живности, кур и прочего. После уже, после того как случились некие «перегибы» в деле коллективизации, его опять в партии восстановили, на своём заводе в Луках работал. Пытались его использовать на руководящих должностях, но не потянул нигде, опять чуть не сел. Тогда бабушка нашла его старую робу и заставила опять пойти в токаря, тем и спасся, это ещё до войны было.

На автодороге Бежаницы-Сущёво-Цевло

Раньше мы ездили мимо станции Бежаницы и ничего буквально не знали о местных достопримечательностях. Не знали даже, что здесь имение Троекурова, образ описан Пушкиным. Загадочный Троекуров в повести Дубровский остался в памяти, больше ничего. Имение Философовых Богдановское не сохранилось, но место такое под Луками есть, это красивая местность на берегу реки Ловати, высокий берег. Здесь всегда отмечали День рождения моей тёти, он приходился на осень, самое пушкинское время, 9 октября.

На самом деле Богдановского название наверно не связано с названием имения, а может и связано. Не знаю. Сейчас место больше известно по названию старого городского кладбища, которое тоже называется Богдановское.

Так вот, Богданаовское находится в Бежаницах, раньше это была станция железной дороги Бежаницы, ничем буквально не примечательная, просто маленький домик. Теперь вроде станция называется Сущёво, ехать час примерно от Лук на поезде, близко. И то надо уточнить, не помню.

В музей Пскова попала тоже поздно, уже после института, и то только потому, что там жили родственники новые. Но что родная бабушка моя жила в Пскове в доме Поганкиных через семь лет после её рождения в 1887 году, я знала. Воспоминания бабушки о своём детстве были страшные, она там жила у чужих людей без мамы, работала с семи лет. Но вот годы до революции и после примерно до вступления в колхоз не вошли в стаж, свидетелей не нашлось. Она не получала пенсию никогда, даже по потере кормильца, так как умерла первая, а дед после через четыре месяца.

Тем не менее, воспоминания о Пскове как городе у бабушки остались радужные. Как я это поняла, случайно. Однажды в первом классе, когда некоторым подарили по большому набору карандашей и по альбому, бабушка соблазнилась и стала рисовать Псков, и она изрисовала целый альбом.

Дальнейшая судьба альбома была такая, что моя пятилетнаяя сестрица двоюродная увезла альбом в Ленинград, и она даже не помнила, что такой альбом был. Она не осознала. Я спохватилась лет через тридцать, думала найти альбом, рисунки же были роскошные: церкви и старинные дома, дети катаются зимой на санках, всё красочно, ярко.

Но никто даже не помнил, что такой альбом был. Возможно, сама бабушка уничтожила его, она же постоянно торчала в Питере с внучкой. Бабушка была коммунисткой и была темновата, и она всегда старалась помалкивать и ни о чём таком не вспоминать. Они с дедом постоянно и напряжённо думали о революции и современности. И вот после войны, когда жизнь немного наладилась, примерно 17 лет в деревенском  своём доме они жили более-менее благополучно. Но тоже, пришлось задуматься. Целый ряд несчастий произошёл в конце шестидесятых. Отрезали часть земли – это было неожиданно и подло, ограничили. Внучек не взяли в Питере в институт. За что боролись? Это был настоящий удар. Внук вообще остался без образования, единственный. Умер зять, пришлось помогать дочке тянуть детей. Сын получал как научный работник мало, квартиры не было в Ленинграде. Они и то жили с дедом лучше, правда, перед самой революцией, когда господа драпанули уже за границу. Отсюда делаю вывод, что господа были не бедные.

С домом пришлось расстаться по здоровью, переехать к дочке в квартиру доживать свой век. Дом так и не привели в то состояние, о котором мечталось. Вода в дом не пришла, колодец вырыли глубокий с большим трудом, поливать было нечем. Бабушка потеряла последнее здоровье, началась даже гангрена ног, но ноги спасли с трудом при помощи пиявок. Работать на огороде было некому. Но главное – до дома не было транспорта, надо было пешком идти в магазин 20 минут, магазин не построили. Остановка была далеко, 20 минут до бани и остановки, и до центрального базара 30 минут пешком, автобус ходил из города ещё один, вроде до деревни Чапаевка, там был ещё один магазин, сельпо. Дурацкая ситуация. Хорошо, был кинотеатр примерно в 15 минутах ходьбы, но и туда стало не дойти, а телевизора ещё в городе не было, вот это было бы спасение. Не дождались мы и большой квартиры с удобствами в городе, о которой мечтала мама. Удобства кое-как сделали в доме: поставили газовые плиты, провели канализацию и заменили трубы водопроводные дырявые. Но газовую колонку  и душ сделал только правнук в 90 годы. В институты поступили и окончили в Питере, квартиры получили через 20 лет на очереди ( внук). Мама вообще отдельной квартиры не дождалась новой, тут уже и внук женился, и туда же привёл невестку и правнучку. А потом развод и скандал, с трудом отбодались от невестки, за мамой квартира осталась, а внук купил себе новую чистоганом на свои деньги, и отделал. Мне вообще ничего не досталось в наследство. Мы заработали сразу на кооперативную однокомнатную на четвёртом этаже ( туда вода не доходила). Плюнули и уехали нахрен.

На сегодня всё.
 

Староселье, Суворово, в том числе ж/д будка 286 км, ж/д будка 288 км, ж/д будка 290 км

Вот эти, указанные в числе деревень железнодорожные будки, имеют большое значение для истории здешних мест, поскольку вся жизнь строилась здесь с некоторых времён вокруг железной дороги.

Попытаемся понять значение железной дороги в современном мире в сравнительном ключе. Вся проблема в том, что стало приобретать большое значение автомобильная дорога, железнодорожная транспортная система стала отходить на второй план. С этим конечно связаны многочисленные бедствия, которые посыпались на железнодорожников. То ли ещё будет, когда начнётся развитие воздушных перевозок на мелких трассах, но идёт дело медленно.

В то же время, рано списали железную дорогу, поскольку технологии были развиты очень хорошо. Всё дело в косности мышления, поскольку считалось. что дорога должна быть безопасной, она и была непревзойдённо безопасной. И вот когда безопасность не смогли поддержать, от дороги стали отказываться. Так почему прежде дороги отказались от инфраструктуры безопасности, не понятно. Дорога всегда была косной, так и не надо было дорогу трогать, подумали бы головой. Это же всё связано, только тронь.

Как только дорогу тронули – всё посыпалось как обвально.

Вокруг каждой будки теплилась жизнь, поэтому. Ещё у Чехова был рассказ «Злоумышленник». Вот так начали гайки постепенно откручивать на грузила, пока дорогу не грохнули специально.

Староселье, Суворово – вот показатель названий, почему дорогу нельзя было трогать. В последнюю очередь. Ещё Суворов учил: – «тяжело в учении- легко в бою». Про дорогу всё знали – что это такое, теперь даже эти знания могут быть утрачены, поскольку специалисты штучные – это уже не специалисты, нужна массовость. Половина шла уже в другие отрасли, но они превносили туда дисциплину и трудолюбие, и обязательность. И вот этого как раз и не хватило народу, поскольку воспитание масс в труде делали тоже штучные люди европейского образования и культуры. Это совершенно другая организация мозгов нужна, а не просто грибы собирать. Это навыки совешенно другие нужны - ломать не строить. И не математические навыки совершенно, а эмпирическое воспитание точечное нужно, где улавливается опытным путём всё в течение веков. А если математикам отдать технологии они запутают так, что не разберёшься в самом простом и понятном, чего нельзя трогать. Потому экономистам и математикам давать волю нельзя, им надо давать окорот сразу, что касается обслуживания дорог.

Староселье – настоящий российский бренд, вот он и попал в название железнодорожных станций. Таких фирм должно быть сотни, а посмотреть – какие названия дают – смех. Не понимают даже, где бренд, а где что.

Естественно, больше всего названий Староселье в Псковской, Смоленской областях, в Тверской. Так видно сразу, откуда что взялось, где центр. И вот вместо центра сделали затотурки у нас, поскольку развивали неправильно. И ещё опять хотят также вернуть, мало что ли развалили наш ценнтр вселенной, не понятно. Знать бы, так стройте дорогу каждый себе сами, Томск, Новосибирск, и Омск. Посмотреть, докуда бы вы сами доехали бы, и на чём. Надо бы сейчас рельсы разобрать и уложить густо у нас, мимо каждой трассы водопровода и газа, сопроводить всех колхозников в поле по железной дороге, но дальше Псковской и Смоленской никого не возить никуда. В крайнем случае, всем колхозникам выдать по дрезине, и то толку будет больше возить в город молоко. Пока вот эти будки стоят – так ещё можно жить.
 

Кузнецовский в Западной области

Западная область имела своим центром Смоленск, после Западную область упразднили, слава Богу. Осталась одна проблема - как всё же управлять территориями, бывшими некогда на границе с Литвой, в 13 веке. Конкретнее надо говорить об Осташковской земле, потому что сведения об этой территории есть.

Здесь берут начало три великих реки – Волга, Западная Двина и Днепр. В Осташкове у нас учат экономистов среднего звена, иначе бы вообще кранты с экономическим образованием на Великолутчине. Осташков не интересует меня вообще, это не Псковская область нынешняя. Где сейчас граница, вот это интересно.

Как бы объяснить, кто здесь не бывал. Здесь, в Куньинском районе, Селигер - озеро ни при чём совершенно. Это как до Луны. Здесь есть место наше Кунья и Куньинский район. Жизнь здесь вся испокон веков сосредоточена вокруг Жижицкого озера. Вот эта знаменитая поговорка – здесь и дома пониже, и дым пожиже. Имеется в виду наверно дым Отечества, это о наших местах на Жижицком озере. Имеется в виду как раз Жижицкое озеро, а не Селигер никакой, и отечество настоящее и бесспорное. Не забывайте, что отсюда Патриарх Тихон, из Куньи.

Кузнецово будет за Куньей, к северу от трассы М-9, от трассы будет ответвление на Кузнецово. Ниже располагается железная дорога. Здесь крупнее населённого пункта нет к северу, леса сплошь. Жижицкое озеро окружено дорогами и деревнями. У нас на Жижицком озере было две лодки своих, можно сказать тоже, что вотчина здесь, отсюда кормились рыбой. Ехали на рыбалку по железной дороге до станции Жижица. Кузнецово далеко к северу, не дойти.
Я здесь, честно говоря, не бывала, не помню такого. Проезжала по железной дороге раз сто.

Вот поэтому нет даже интереса к Селигеру и Осташкову на данный момент. Здесь мы ходим пешком, поэтому жизнь сосредоточена от станций в пределах пеших переходов. Это совершенно другой расклад жизни, рыбу надо наловить и довести домой по железной дороге. От станции домой пешком, до озера тоже пешком, в пределах наверно часа ходьбы максимум.

Вот так тут и живут, и жили всегда таким образом. Небезынтересно назвать круг деревень вокруг озера: непосредственно от станции Жижица Наумово, далее ниже с востока от озера по часовой стрелке деревня Михайловское, Нижельское, Спичино. В самом низу Ямище деревня, с запада будет Каськово знаменитое, Камено, Груздово, Бегуново. За Бегуново уже сразу Кунья – на запад по железной дороге.

Луговицы и Матушкино я здесь близко вообще не вижу, иду же по алфавиту. Так что здесь весь резон рассматривать эту пару населённых пунктов – Кунья, Кузнецово, и ещё Наумово. Здесь где-то сторож усадьбы сторожил нашу лодку, в разных местах по озеру были лодки.

На Жижицком озере усадьба Мусоргского, не забывайте. Сейчас я не буду касаться деревни Клин, родине Патриарха Тихона. Пишут, что рабочий посёлок Кунья поглотил несколько деревень: Обляпышево, Жиботица, Ильино, Ендосовка и Клюкино. Рабочий посёлок находится как раз на перекрёстке дорог: железной дороги и автомобильной.

Также пишут, что здесь, в четырёх километрах от нынешнего посёлка Кунья, был целый средневековый город Клин, сейчас здесь деревня Клин. Также к востоку был средневековый город Жижец. Городище этого Жижеца находится рядом с деревней Залучье. Городище 12 века ( по крайней мере, а то и более раннее).

Прежде всего интересует древнее городище.

Деревня Клин
Клин деревня НЕ Московская область, это 4 км от Куньи, 28 км от Великих Лук.  Здесь монастырь создаётся. Пишут, газ не могут провести.

Также деревня Залучье интересует, поискать.

Деревня Залучье
Деревню вижу со спутника, городища никакого не вижу. Здесь приглашают туристов пожить в доме новом, он же продаётся за 2, 1 миллиона. Дом на месте городища, либо, построен?

Ещё о деревне Малый Луг

Пока что существуют только призывы поделиться новостями об этом месте, пока никто. Раз так, попробую я, кое что уже зная о месте. Возможно, деревня входила в состав известного имения или там жили прихожане известной церкви. Какие деревни рядом – это важно. Есть и Большой луг Дновского района, иногда пишут Больший Луг. Следовательно, Луга не сильно отличаются по величине. Народ сбивши с ног, разыскивает почтовый индекс деревни Большой Луг и Борисиха.

За Малым Лугом следует деревня Межничок, может о ней что известно? Оказывается, от Дно вниз, на юг идёт к Дедовичам тоже ветка железной дороги, и в километрах пяти от Дно ровно на железной дороге и будет Межничок. Это ветка, ведущая от Дедович до Дно, только действует ли ветка, я не знаю.

Дубенка (Дубянка) — река в России, протекает в Дновском районе Псковской области.

Исток реки находится к западу от болота Овинский мох у деревни Овинна. Река течёт преимущественно на запад. Устье реки находится в 17 км по правому берегу реки Белка у деревни Дубенка. Длина реки составляет 39 км, площадь водосборного бассейна 134 км².

Река пересекает железнодорожкую ветку Санкт-Петербург-Витебского отделения Октябрьской железной дороги в 2 км к югу от станции Вязье.

На реке стоят деревни Гаровской области Юково, Долгуша, Крутец, Малый Луг, Больший Луг, Вилошки, Куровка, Гаврово, Дроздиха, Дубня, Заполье и Межничок. Ниже (после пересечения железной дороги) до устья река течёт по территории Искровской волости. По берегам стоят деревни Голубово, Лысово и Дубенка у устья.

Большое значение для местных деревень имеет река Дубянка Вот эта исчерпывающая информация, которую я перепечатала из Википедии о реке Дубенке (выше) и есть всё, что можно найти о деревнях. На этой реке, по-видимому и находятся эти Луга, что Большой, что Малый.

Пишут, что Межничок – село.

Видите ли, не могу не сообщить великое значение для нашей русской культуры этих названий: Большой и Малый Луг. Дело в том, что существовал старинный задачник по элементарной математике, в который входили задачи, составленные выдающимися людьми, такими как Лев Толстой, Магницкий, Эйлер и другие люди. Ссылку я привожу на задачник, там и портреты даны этих учёных и писателей. И вот знаменита задача про косцов, которые косили большой и малый луга, её сочинил Лев Толстй.

Без того, чтобы школьники не перерешали эти задачи, образования не было в школе. Интересно, сейчас решат или нет.

Деревня Филиппково

Это бывшая Замошская волость, совершенно другое направление, на Старую Русу, вблизи железной дороги. Потом деревня оказалась всё же в Выскодской волости (вот почему я теперь её включила в этот куст деревень). Центр был в деревне Лукомо всё же, это странно, почему тогда не Лукомская бывшая. Что интересно, население деревни с 2010 года сильно выросло, на треть примерно, а было более 200 человек по переписи 2000 года. Теперь по переписи 2010 года 334 жителя. Видимо, перепись была и материалы где-то лежат последние. Нигде не попадались.

В Замошской деревня числилась до 200 5 года. До этого, видимо, была в Лукомской. Это всё очень странно, раньше я предполагала, что изменение административной принадлежности связано только с сокращением численность, но теперь вижу, что механизм другой действует, но какой?

Наверно определяющим стало расположение около действующей железной дороги. Это говорит о том, что люди стремятся остаться в области и в районе при малейшей возможности, где есть хоть какие-нибудь условия существования приемлимые с точки зрения транспорта и связи. Возможно, там есть интернет коммуникация, хорошо показывает телевизор.

Это перспективная деревня, кто хочет в деревню.

Деревень с этим названием относительно мало, примерно наполовину меньше, чем с такими же исконными названиями (с 17 века которые). Надо понять, кая это сейчас волость и был ли в окрестностях монастырь, и какой по названию. Хорошо, что я знаю название Замошская, это будет последний ключ. К сожалению, деревня была в волости слишком недолго, ничего нет.

Надо искать по Лукомской и по картам.

Пишут, что деревня Филиппковостоит на реке Краснухе, рядом с деревнями Каменка и Лужки. Здесь очнь интересные сведения по реке открылись. Река Краснуха только в верхнем течении называется так, до впадения реки Суховки. Вот оно что, есть приток Шилинки Суховка тоже. Шилинка – приток Шелони в свою очередь. Длина речки Шилинки вместе с Краснухой составляет всего 34 км. Таким образом, возможно, что река Суховка дала название деревни Сухарево, это версия. На Берегу Суховки и стоит город Дно. Видимо, река пересыхает время от времени, отсюда и Дно город называется, это вовсе не дно моря даже.

Таким образом, ключ и загадка места связаны с нравом реки Суховки, и дном этой реки. Что же там, любопытно.

В Википедии не пишут не только о существовании этого притока Краснухи, не пишут даже, что такой известный город стоит на этой речке. Всё что угодно - только не это.

Лично я вот что знаю. Во время войны стала проблема с водоснабжением города Дно и станции. Даже нечем было заливать паровозы, а туда воды надо было заливать много в паровозный бак. Я этот бак хорошо по размеру знаю, так я в нём чуть не утонула в 5 лет, он стоял у моего деда на огороде. Меня ведро перевесило и я туда ухнула вместе с детским ведёрком. Хорошо, что на мне были красные туфельки новые, когда они мелькнули, то родители увидели и быстро подбежали и вытащили меня. Хлебнула воды, до сих пор помню неприятное ощущение.

Далее нам рассказывали в институте, как раз зимой 42 года наш преподаватель технологии строительства восстанавливал водоснабжение станции, как раз он и применял чуть ли не впервые метод зимнего бетонировния путём постройки тепляка, так как Сталин сильно ругался на это «чортово Дно». Рекорд тогда поставили по бетонированию зимой. Помню, этот мужик советовал зимой лучше вообще не бетонировать, только в крайнем случае. Снижается в любом случае марка конечная бетона и дорого очень получается по цементу, цемент надо самый лучший и добавки специальные.

Видимо, с превратностями реки Суховки и был связан затор с водой. Воды поступало очень мало. В результате все наши железнодорожники сильно пострадали и запомнили на всю жизнь.

Можно посмотреть сведения по деревне Скугры, около этой деревни как раз Суховка впадает в Краснуху. Остальное в следующий раз.

Самые косные

Такие города Северо-Запада, как Великие Луки – эта столица края без городов, стоящие на великой русской реке Ловати, не считая если настоящей Великой реки, они являются городом критической экологии, на грани возможного для проживания там без ущерба для здоровья. Особенно та часть города, которая примыкает непосредственно к железнодорожному узлу. Надо хорошо знать историю Северо-Запада вообще и города в частности, чтобы понять проблемы развития таких мест. Беда ещё в том, что река в данной местности протекает среди низины, как и положено рекам, питается многочисленными притоками мелких речушек, текущих среди болотистых равнин и холмов, местность везде пересечённая, холмистая. Высокий берег реки с центральной частью города быстро обрывается вниз, так что улицы идут вниз очень круто. Престижная и самая живописная местность мала и вся расположена по берегу с двух сторон. На низком берегу заложена и построена земляная крепость, восходящая к истории Северной войны. Эта крепость как бы сравняла обе высоты берегов, на самом деле город весь в низине, как и станция железной дороги. Поэтому воздух станции и воды, которые омывают эту промышленную зону застаиваются, они текут по глинистой поверхности и с трудом убираются искусственно. Но вот как раз в этом краю вонючих промышленных стоков и тёплых канав, на малом пятачке и были основаны ещё в царское время: крупнейшая на Северо-Западе железнодорожная станция, железнодорожные мастерские (выросшие впоследствии в огромный паровозо-вагоноремонтный завод), паровозовагонное депо, кирпичный завод, ТЭЦ. И вот что получилось? Не смотря на то, что было много традиционно ориентированных на развитие района специалистов, они стали стремительно покидать это место. Завод закрылся, никто не пожалел о нём, кроме нескольких пенсионного возраста старожилов. Школа, огромная школа, традиционно готовившая специалистов не только для питерского железнодорожного ВУЗа, но и для МФТИ и Физтеха перестала существовать. Все уехали, в том числе за границу. Таким образом обесточенная людьми местность заполнялась приезжими и колхозным местным народом. Это было уже не то. Не старый контингент. Вот как такие места реанимировать? Застройка отодвинулась, инфраструктура не обновлялась. Завод перенесён в другое место, то, что осталось. Так когда же проморгали с модернизацией? Железнодорожники никак не предполагали даже такого конца. Как это всё получилось? Только руками разводят. Мы были здесь всегда. Другие понимают – это же железная дорога! Они самые косные, всегда так было!



На фотографиях старые железнодорожники, учащиеся. Соответственно, техническое училище, 1933 г и какие-то курсы (помощников машиниста, кажется, 1940г). Среди учащихся мои родители в молодости. Плохо сохранились фотографии, особенно 33 года. Но компьютер даёт возможность восстановить их и рассмотреть хорошо: мой папа на фотографии 1933 года (лежит слева в нижнем ряду, самая плохая, разорванная часть фотографии); мама на фотографии 1940 года, в среднем ряду справа рядом с молодым, красивым.