Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Деревня Заречье за рекой Удрай

«Только заикнулась о выращивании овощей, чисто интуитивно, а тут в Гвоздово их как раз и выращивают в крестьянском хозяйстве, овощи именно: зерновые и зернобобовые, столовые корнеплодные и клубнеплодные культуры. Не в каждой деревне есть в интернете крестьянское хозяйство (может просто информацию о себе не подают?). Да, самая главная тут у них достопримечательность, в Горицкой. Здесь находится учебно-опытное предприятие Сельскохозяйственной Академии, в двух деревнях – в деревне Русаново и в деревне Иваново (по рекламе если): ФГУП УЧХОЗ «УДРАЙСКОЕ» ВГСХА. Я там даже преподавала, давно. Больше и говорить нечего. Вот что писали (в 2008 году): «автомобильная трасса в районе деревни Гвоздово становится своеобразной Меккой для автолюбителей... на аэродроме в деревне состоялось ралли...» Как минимум, есть аэродром.

Этот текст я нашла у себя, написала 7 октября 2011 года. Уже было и позабыла, и не вспомнила бы сейчас, что здесь я бывала лично, на реке Удрай.

Оказывается, я преподавала в Академии сельскохозяйственной, а то думаю, откуда всё знаю про сельское хозяйство, и почему у меня всё прёт так, что колхозники бывшие удивляются.

У меня там даже картинка есть, кто поинтересуется. На этом деле я заработала часть первой кооперативной квартиры, первый взнос сделали с долгов, после отдавали. Хорошо, было у кого взять, мы тогда оба на двух работах работали. Времени совсем не было, помню. Надо было самой писать и программу нового курса строительного, и лекции все самой написать. Ни отна тварь не пустила меня никуда послушать какой-нибудь курс в том же Ленинграде, ни одной методички, ни одной книжки не дали. За два года весь курс полностью разработала материалы, дед один получил из рук в руки от меня все материалы, пенсинер работал после меня, строитель какой-то с опытом. А я без опыта всё теорию ему написала, целую книгу огромную отдала рукопись. И какой результат? Ты больше нам не нужна. Дед так расчувствовался, что духи мне подарил «Красная Москва».

Моталась ещё по командировкам, и осноная работа была новая проектная, я туда только из техникума поступила. В техникуме была тоже такая нагрузка, всё одна. Ни одна тварь ни разу не пустила на урок ни на один. Геодезист только пускал, когда дал мне нагрузку свою ещё вести практику по геодезии. Там с ума можно было сойти. Директора уволили, и я ушла с ним, с Русецким. На нас наехали капитально тогда по политическим мотивам, а меня из комсомола исключили даже за неплату членских взносов. Ну что это за преподаватель такой, не встала даже на учёт. Не успевала замечать такие мелочи жизни как политработа, а Русецкий был вообще диссидент какой-то, журналист. Он никак не мог преподавать строительные технологии, а преподавал однако. Мне приходилось быстро писать методички, самой готовить табличные материалы для учащихся, раздавать, чтобы они могли далать расчёты быстро. Учебника не было ни одного путного. Я там сидела день и ночь готовилась, тоже всю программу разработала сама, и не раз, дри года подряд писала всё новое и новое, а мне всё добавляли и добавляли.
Уже повесили и практические занятия по стройконструкциям, и геодезию, и классное руководство, и политическую работу с комсомольцами, и чуть ли не художественную самодеятельность, и командировки в стройотряды по всей области. Это же был основной предмет – технология, там у них никогда конь не валялся. Всё равно наехали, не дали работать буквально, а ребята меня любили, но сумели организовать на меня какие-то письма и фактически заставили уйти. Почему, за что? До сих пор не понимаю. Мол, нет опыта. А сами все, начиная от математички, и кончая строительной экономикой прерасно расхватали себе самые такие предметы, где никакого опыта вообще не нужно, чисто кабинетные предметы. Строительства никто не нюхал. На кой мне их опыт был сраный.

Деревни Прокопино, Пылино и Ратьково

Пока не берём в голову наличие и заселённость этих деревень старой Михайловской волости Локнянского района. Всё равно же деревни никто не фотографирует, а если и делают фотографии, то не знают с каких позиций надо фотографировать и что именно есть важного. Для этого надо очень много знать. Сохранились ли здесь ещё дома границы Полесья, вот что здесь важно. Этого нам не узнать издалека. Визитной карточкой деревень с интересной историей является амбар двухэтажный, величественное сооружение. Но вероятность увидеть такое очень мала. Я лично видела такое сооружение совсем недавно, но не скажу где. Потом как-нибудь, только не сейчас. Долго я изучала это сооружение, пока его не снесли. Особой архитектурной ценности в нём не было как таковой, но видно было, что стоит он уже давно. Возможно, доски были уже гнилые, но издалека он всё ещё был хорош. Это была, так называемая рига по-русски, переделанная в сенной сарай во времена колхозов. Сарай действительно стоял на краю деревни, которая была вытянувшись вдоль реки, но старая улица уже не просматривалась,как видно, очень давно. Здесь были хутора только оставшись по углам и затотуркам, небольшие и бедные.

Очевидно, что колхоз перепланировал давно уже старую застойку удомельского типа, как я уже объясняла, с хорошим балтийским следом, пришедшим из древности. А здесь, как вы понимаете, и была такая старая балтийскаго типа застройка неизвестно какого времени, но явно оставшаяся ещё со времён столетней давности. Такие места очень любили осваивать богатые колхозы и совхозы, наследство было хорошее, на этой базе можно было быстро развивать хозяйство после войны. Так оно достояло практически до шестидесятых годов, когда начали строить модные посёлки из панельных домов с удобствами городского типа. Удобства были местные, но они были. Поэтому. Когда колхозы были распущены, была проблема только в развитии инфраструктуры: водопровода, электричества и канализации, а также можно было тащить газ. Но всё равно это требовало несоизмеримых вложений для одного частника. Сделать новую инфраструктуру посёлка было практически нереально, поэтому земли были дорогими там, где кто-то вложился и построил. В 90 годах было мало домов для залогов в банки, все дома были дешёвые и старые, инфраструктуры не было новой. Но кто мог тратить деньги на такие вещи? Только производственники, у которых уже были производства, но их надо было развивать. Для этого были нужны деньги, их брали в банках, а за счёт производств отдавали, причём надо было ещё платить зарплаты рабочим. Вот это и называется инвестиции, когда под залоги своих же домов брались деньги, ещё можно было заложить оборудование. Так что, тот кто быстро строил эту саму инфраструктуру и строил дорогое жильё себе, якобы, в этом был смысл такой, что под это можно было получить кредиты. Деньги были в банках иностранных, но под что их брать? Какой залог был? Залог был дорожающая земля с инфраструктурой, современный дом хороший. Поэтому большие дома строили, чтобы всю семью перевести, детей и родителей даже, а те отдавали своё жильё, чтобы помочь достроить, продавали относительно дорого. так и возникли пузыри, но сначала никаких пузырей на рынке недвижимости не было, был рост гигантский постоянно. Цены сначала были умеренные, потом нагнали цены уже перекупщики. Все занимались недвижимостью, кому не лень, но постепенно грамотные люди, которые могли строить грамотно, ушли с возрастом, уехали. За границей больше можно было производственникам грамотным заработать, поэтому стала нарастать незавершёнка. Появились неграмотные архитекторы, неграмотные строители, много стало людей, строивших себе дома самостроем. Но самостроем нельзя построить дорогой дом. Такая кустарщина пошла. Не было ни проекта грамотного, ни грамотно сделанной канализации, не говоря о газе и хорошей воде. Лишь бы, лишь бы. Коробка – не дом. К коробке надо ещё очень много, ещё столько и ещё полстолько. А уже одна земля немеряно если стоит, а жить нельзя в доме, то это недострой получается. Человек берёт кредит такой, что нельзя больше строить, надо кредит отдавать. А денег нет. Начинаются быстрые продажи- рынок обваливается. банки разоряются, банкиров сажают, люди идут по миру пустые. А народ же как думает. Тот, кто построил себе большой дом – тот виноват, тот плохой. Но как тот плохой, если он даже не перепродал, сам живёт и платит кредит. Всё равно плохой. Почему? А налог возрос с подорожавшей недвижимости, либо за воду стало больше и за электричество платить надо. Вот это колхозное крестьянство и тянет бочку на соседа нового. Он виноват уж тем, что хочется мне кушать, и рады-радёшеньки, если тот производственник разорится и уедет, продаст дом за бесценок. Система такая – ты выброси, а мы возьмём даром. Вот так дома в два раза подешевели, а они ещё и банки позакрывали, и кредиты перестали давать на прежних условиях. Народ ринулся уезжать, а местным националистам только этого и надо, и никого извне не пущать, цены всё подымают за проживание одно в государстве, но это же Европа, не забывайте. Это всё сложнейшие процессы идут. Но люди первоначальные вложения тоже делали в инфраструктуру, открывали новые бизнесы. Это уже забылось. Теперь если строят, то скворечники такие, опять на старую инфраструктуру вешают немеряно свои скворечники двухэтажные, пока она грохнется того гляди, дорог уже нет местами как класс, отсутствуют дороги. даже жалко ездить по иным посёлкам, люди дороги отсыпают песочком, ямку засыпят, а ты проехал и нет опять дороги. Безнадёга такая пошла местами. Кто даст денег под такое? Ничего, зато некоторым построили и газ и дорогу, на их век хватит.
 

Пахово, Перелучье и Перхово

О Новой пока что ничего, следующая деревня Пахово по старой Михайловской. Очень важно то, что с позиций революционной истории становится всё более понятно и о тех пробелах, которые у меня с прошлых текстов пробелами и остались. Казалось бы, надо забыть уже о тех дедовых местах в деревне Овинище, переехать уже в Великие Луки. Но в том то и дело, что здесь среди множества подробных фактов можно упустить главное, что касается великолукского района. Локня остаётся белым пятном тем более. В этом регионе сейчас более важны три пункта по железной дороге: Пустошка, Идрица и Себеж. В эти три пункта упирается взгляд, если скользить по карте вдоль границы с юга по территории Беларуси. От Пустошки мы как раз в прошлом тексте побывали чуть севернее, переехали через железную дорогу, на которой как раз Себеж последним пунктом. Эти три пункта и есть Гультяевская волость условная.

Выше идёт Локнянский район, поэтому важно понимать, откуда приходят сюда события, в этот забытый провинциальный угол. На самом деле не забытый провинциальный угол, а центр событий, откуда началось современное государство рабочих и крестьян. Именно герб дворян Полозовых содержал испокон веков фигуру женщины с серпом, и этот серп не пропал втуне, он попал на герб СССР. Откуда же молот. Оттуда же, поскольку деревни Малые гвозды и Большие гвозды рядом находятся. Кто же основал эти деревенские производства гвоздей? Кузница малая дедовская до сих пор сохранилась в своих, еле видимых глазу, развалинах. Отсюда дедушка уехал именно на гвоздильный завод, так назывался Путиловский завод.

Теперь вывод относительно деревни Овинищи, не нашла такой деревни на современной карте. В Невельском районе есть Авинищи. Они настолько близко видны по карте, что я и думала, что это дедова деревня, но оказалось не так.

Наши Овинищи маленькие, на горе был дом через луг. Где именно дом, по карте не нашла, но рядом должен был быть фундамент новый. По тем временам 1917 года он новый был, и у деда были деньги на дом. Эти деньги не нашли, хотя нашли в деревне много красных катенек фальшивых, об этом прочитала сейчас, что деньги не только обесценены были, они были все с одним номером. Но были и золотые в кубышке у деда на дом, эти деньги пропали, либо их не нашли.

Либо эту кубышку дед так спрятал, либо их не было, либо деньги до сих пор лежат там. Деньги в банках крестьянские в революцию пропали все, как говорят сейчас, три с половиной тонны золота крестьянских денег законно заработанных до революции.

Прадед же не сам клал фундамент в последний момент 1916-17 годов, платил за фундамент. Делал фундамент в надежде на то, что сын вернётся старший. И невестка вернулась из Питера, деньги искала вокруг фундамента, но не нашла. Вскоре началась коллективизация, всё бросили и уехали в город. С тех пор фундамент стоит.

Дом в Полозове использовался родственниками под дачу, это вторая семья того же прадеда жила, сын от другой жены. Он похоронен на деревенском кладбище рядом, Савкино кладбище.

Так что деревня Авинищи здесь мимо, не касается. Другие Овинищи, уже русские, причём в этом районе Овинищ этих будет не одно, но наша деревня последняя, самая новая и маленькая. О ней ничего невозможно найти, никакой информации. О Полозовых тоже никакой информации. Но вот в Беларуси есть такое место известное, но также известно очень хорошо, что дедушка мой наполовину беларус, и фамилия его белорусская по звучанию, точно такая как у сводного брата. Только дед свою фамилию переделал на русский манер, иногда даже писался на О окончание на украинский манер. После стал писаться на ОВ окончание, на русский манер.

После все собрались уже в городе, события пошли городским манером, пока не восстановилась РФ вместо СССР. Дед Зимний не штурмовал точно. В деревню он никогда не возвращался, никогда не мечтал оказаться там, усадьбу новую отстроил в городе, Дом-сруб купил старый и перебрал, деньги брали в кредит. Известно, как после войны жили. Дед почётный железнодорожник, наставник и персональный пенсионер, старый большевик считался, путиловец и стахановец. Также был большим поклонником Мичурина.

В колхоз ни в коем случае бы он не поехал бы даже в гости, делать ему, как видно, в колхозе было нечего. Председателем колхоза он, правда, был, но уже на реке Шилке в Сибири, на притоке Амура. Дело там у него закончилось неудачно, исключили из партии и чуть не посадили, так как он выступил фактически противником коллективизации и отъёма у колхозников мелкой живности, кур и прочего. После уже, после того как случились некие «перегибы» в деле коллективизации, его опять в партии восстановили, на своём заводе в Луках работал. Пытались его использовать на руководящих должностях, но не потянул нигде, опять чуть не сел. Тогда бабушка нашла его старую робу и заставила опять пойти в токаря, тем и спасся, это ещё до войны было.

Губа, Меняково и Осиновка

Граница Тверской и Псковской проходит здесь, вдоль реки Западная Двина. Здесь, на углу Смоленской, Псковской и Тверской, на самом юге, образовался из границ замысловатый меандр. Чуть выше деревня Кресты.

Губу вижу, двух других не вижу. Место это называется становым хребтом европейской России, деревня Губа – один из позвонков наверно, если продолжать аналогию. Здесь ни о чём другом говорить невозможно, кроме как о несбывшемся. Что это такое НЕСБЫВШЕЕСЯ, не всякий понимает, это мечта и фантастика, очередной водный путь на Волгу.

Все предыдущие, которые строились со средних веков, они были построены. Как уж они были построены, неважно сейчас. Хотя важно сказать – они все были построены руками подневольных мучеников, рабов. Сейчас бы тоже с великим удовольствием это дело продолжилось бы, но беда: все предыдущие пути перестали работать естественным путём, потеряли один за другим своё экономическое значение. Не будем уточнять.

Кроме чисто экономического значения, потеряли смысл неэффективные и вредные античеловеческие грубые вмешательства в такие важные природные системы как реки. Бассейны рек, вся гидрогеологическая картина распределения воды в природе была нарушена грубым и неумелым вмешательством. Самое страшное случилось с большими реками, их русла перегорожены плотинами и не работают как надо. Тоже всё здесь понятно, не будем о грусном.

По идее надо бы приводить всё обратным порядком в порядок, но сделать это невозможно. Остаётся только предположить, что будем существовать пока в прежнем раскладе, за исключением того, что поворачивать реки в обратном направлении при помощи атомной энергетики не придётся. Железные трубы дырявые будут ещё лучше осуществлять свою миссию осушения болот, но их всё же скоро вытащат из земли и сдадут в металлолом. Провода медные сдали же, теперь металл сдадут. Дело за малым – нет пока техники, и труб этих уж слишком много. Ирригационные канавы, они пока зарастут тоже время пройдёт. Так что системы продержатся ещё лет сто, водохранилища тыщу простоят, но всё же надо учесть, что специально ничего не рыли, кроме мест добычи песков и щебня. Поэтому, стоит разрушить плотины, и вода уйдёт. Вот при помощи этих двух действий можно восстановить нормальный баланс в природе. Русла рек претерпели изменения, но плотины разрушить не получится, они железобетонные.

И вот это всё сейчас многие хотят усугубить, пристроив ещё одну подобную системку. Для этого всего лишь ничего – надо прорыть ещё 15 км канала и соединить Волгу и Западную Двину, и вот это по Грину НЕСБЫВШЕЕСЯ наконец сбудется. Такова мечта. Система даже имеет название, это ЗАПАДНОДВИНСКАЯ система. Хорошо бы конечно ещё под эту же лавочку повторить, уже имея хороший опыт, опять старый фокус. Согнать на прорытие канала миллионов несколько демократов и фашиствующих субъектов, а больше и не надо. Пятнадцать километров, да при нынешнем развитии большегрузного машиностроения – это семечки. Говорили одно время, что для демократов уже наручники даже изготовили. В самом деле, куда их ещё. Водный путь будет в конке-концов построен, так и так всё стоять будет ещё долго в таком раскладе, так что деваться некуда. Главное ведь что – «владеть землёй имеем право, а паразиты никогда».

Загнанный вепрь

Что касается «загнанного вепря», то так наши политологи назвали Россию. Вепрь тоже в безвыходном положении. Россия должна постоянно выживать и вырываться из тисков системных кризисов, доказывать свой статус.

Всё могло быть лучше, реформы могли бы идти более гладко. Причины такие: развал СССР не подготовили, первоначальных капиталов не было, как и опыта работы. Западные партнёры оказались предателями. Отсюда глубокий кризис, просто чудовищный. Коллективный Запад и соседи перестали считаться с Россией. Эти последние не удовлетворились независимостью и отсутствием угрозы, не стали развивать равноправные отношения, не дали возможности «соседям», так называемым стать нейтральными. Наоборот, их вовлекли в НАТО и ЕС.

Россия предупреждала, но её не слушали. Запад подобрался уже к самым ближайшим территориям, Россия отступила. Россия стала взывать к совести, но на её ультиматумы было наплёвано. Не подействовал и разгром режима Михаила Саакашвили, который рассчитывал на внешнюю поддержку.

Ненадёжность такого поведения Запада заставила Россию провести военную реформу. На это просто не обратили внимания, а зря – пишут наши политологи.

 Россия не могла и примириться с развитием событий на Украине, и оказалась в позиции загнанного вепря. Здесь аналогия с США прослеживается. Далее началась война санкций. Новая холодная война затягивается, становится тупиковой.Эта холодная война может закончится самоуничтожением России. Здесь уже начались «проксивойны», Россия заставила с собой считаться. Число лояльных России сил в мире умножилось, что позволило начать два «состоятельных» проекта. В чём заключаются проекты, а вот в чём: а) укрепление Евразийского экономического союза; б)  в перспективе формирование Большого Евразийского Партнёрства.

В связи с вышеуказанным, российское руководство вынашивает планы. Здесь эти планы перечисляются, но понять сложно мне, написано мудрёно. Особенно сложно понять, как будет создаваться трансрегиональное пространство ( второй проек).

Всё же попытаюсь сначала прочесть. По вынашиваемому плану руководство вместе с ведущими аналитическими центрами перенаправит конкуренцию с Китаем в конструктивное русло. Это позволит из внешней экспансии сделать основной инструмент быстрого развития и Дальнего Востока, и России в целом. Далее. Политика сдерживания и изоляции Росси должна быть девальвирована. От претензий мирового господства Россия не оставит камня на камне. (Так и написано у наших двух политологов, дедушки и внучки).  Это откроет путь к самому широкому взаимодействию в интересах решения застарелых глобальных проблем (короче говоря). Все влиятельнейщие международные организации тем самым должны быть связаны в единую сеть управления глобальными процессами.

Сомнений в данном курсе быть не может, Россия будет ему следовать. Здесь скромные предполагаемые реформы разных команд не справятся явно. Не половинчатые новации предполагаются, а полный крест будет поставлен на откатной экономике, офшоризации, и мнимой экономической свободе. Будет создана платформа финансов Востока и Запада, дадут длинные деньги бизнесу и займутся эффективным экономическим планированием. Это планирование будет не только в рамках национальных границ. Эти два проекта создадут десятки таких организаций как «Росатом», они будут настоящими лидерами экономики, «подлинными», а не … Вот так вот.
Если ничего не пропустила. Остальное завтра.

Деревня Белая, деревня Белошкино

Картинка кликабельна

Бабурино и Белошкино входили в Искровскую волость до конца 28 февраля 2005 года, у меня же по-другому сложилось впечатление, но докапываться до истоков ошибок невозможно, и понять – чьи это ошибки тоже невозможно. Удивительный хаос и непредсказуемость характеризуют всё в Дновском районе, буквально всё. Хаотичные изменения административных делений невозможно сейчас ничем объяснить, кроме как уходом от ответственности.

Представляется правдоподобной версия, что перемены во всём – это единственный способ ничего не делать в волости, а если возникает угроза ответственности в виде документа нежелательного – тут же что-нибудь меняют, чтобы отписаться, таким образом постоянно «запуская дурочку», по известному фильму. Фильм сейчас многие подзабыли, но способ выполнения решений начальства существовать продолжил, не смотря на отсутствие уже Советского Союза.

Такой уход от ответственности в нашем случае может быть очень важен, так как в волости есть наверняка проблемы, как и во всей Псковской области. В деревне Бабурино это особенно стало заметно по тому, что перемены происходили уж слишком быстро и непредсказуемо, с точки зрения здравого смысла особенно бессмысленно.

Такие выводы делаю исключительно для себя, чисто предположительно. Дновский район удивляет постоянно, что же будет дальше.

Например, деревня Белая, почему такое название?

Нет ли чего интересного по картинкам? Надо сказать, идея моего путешествия заложена в устных рассказах Ираклия Андронникова, которого я безмерно уважаю с детских лет. А также Солоухин дал много идей, это было неожиданно и ново, его творчество. Эти два человека, да, пожалуй, они повлияли сильно, произвели сильнейшее впечатление.

Обнаружила нечто фантастическое, воистину. План дома, продающегося по ул. Совхозной номер 19 города Дно нарисован знакомым почерком, ошибиться я не могу. Инвентаризацию делал явно тот же человек, что и моего дома, над которым я долго работала. Оба дома возрастом примерно одинаковым, оба деревянные каркасные, промышленного типа, домам примерно по 150 лет Нарисован план в 50 годы, неужели специалистов по инвентаризации промышленных строений возле железной дороги было так мало? Сразу узнала почерк, надо же. Я только реконструировала дом примерно раз в пять больше. У меня, как у бывшей собственницы, даже хранился одно время этот план, сейчас дом мой продан.

План обнаружен по картинкам по ключу «Деревня Белая». Возможно, план нарисован ещё до революции, когда там и там была одна Империя.

Почему же по ключу этой деревни? Заинтересовало. Действительно, район чисто железнодорожный там и там. Да, ещё помню ту бумагу желтую, старую, лощёную, не советскую. Интересно, как они копировали, при помощи чего? Не синька.

План явно родня старых железнодорожных строений города Дно, сейчас дом хотят продать за 800 000 рублей. Я дом отремонтировала в кредит и продала за 180 000 долларов, примерно так. Купила за 37 000, вложила примерно 250 тысяч долларов, включая покупку и дорогу плюс ремонт всей инфраструктуры в округе и дорогу 500 метров. На эти деньги ещё один дом сделали, хватило 100 000 для начала, потом кредит брали два раза, продали за 500 000 примерно, чистый доход 250 000 образовался, отдали кредит за первый дом и дом ещё один купили. Всё было бы хорошо, но тут кризис. Дом сдаю, квартиру в центре почти снимаем. Такие дела.

Но с этого синенького домика за 800 000 рублей сейчас не раскрутишься. Это сколько же в долларах? Примерно 10 тысяч. Дорого, зато продают уже 6 лет, никак продать не могут. Несоизмеримая цена, несуразная. Не столица и не Европа даже, и не центр. И дому стало уже 180 лет, даром надо такое отдавать, никто не возьмёт. И крыша сгнила, небось, половина каркаса – труха. Жулики. Снести и вывезти, правда, дороже обойдётся. А сделать такой домик, как я сделала, сейчас возьмусь тысяч за 70 долларов. С учётом российских взяток и невозможности оформления инфраструктуры обойдётся непредсказуемо дороже. Полагаю, надо подключаться к существующим колодцам, а они все тоже старые и гнилые. Вообще сделать невозможно. Так что домик надо разбирать, а не продавать. Хотя, домик ценный с точки зрения инженерного сооружения. Домик площадью 50 кв.м всего. Домик не домик, а склад придорожный. Сейчас участок с садом и баня. Дом ценный, потому что каркасно-кирпичный, стены старого кирпича. Дом старый, но тёплый и прочный, большой чердак. Фундамент бутовый прочный, можно домик надстроить. Потому и продают дорого, а обычный дом 70 000 рублей стоит, в 10 раз дешевле. Этот же дом старинный антикварный, можно сказать. Если каркас был всё время под крышей, то каркас задубел, прочный, потолок даже может быть частично из плит железобетонных по металлическим балкам дореволюционного железа. Поэтому много хотят. Сразу скажу- балкам ничего не стало, гвозди старинные кованые как новые, блестят даже, если вынуть. Балка могла сгнить, но не сгнила, если какая есть, прогнулась только. Крыша под черепицу рссчитана, сейчас советский шифер стоит. Если крышу заменить на металл, то каркас ещё разогнётся, затрещит при этом, так вы не бойтесь. Потрещит и перестанет, крыша распрямится, а балки поднять можно, только болты желательно те же использовать, а то новые треснут, сталь нынче не та. Домик ещё простоит лет триста.

Ещё раз Захонье и Захаркино

Захонье - не одно такое название имеется. Учёные уже поняли, что захонье означает "за холмом". Не буду здесь вдаваться в подробности, как это получается. От слова "заховать". Не одна такая деревня есть, с таким названием. Это обычное названье. Что радостно, так точно моими стараниями Псковскую область, что называется "взяли". Она оказалась в небольшом списке на сайте инвестиционных проектов. Правда, пока ноль проектов, всё по нулям пока. Чисто бланк, но и то хлеб. Областей всего две, где проект имеется. Это Карелия и Ленинградская область. Псковская вообще по жизни никогда никуда не входила, как нет её. Для заполнения бланка никаких данных нет и вряд ли появятся.

Вот как раз по названию Захонье и имеется этот бланк, как в насмешку. Заховать надо далеко инвестиции, и одновременно юмор свой продемонстрировать. В первый раз такое вижу. Видимо, будет большая ревизия скоро, к нам едет ревизор. Совсем уже нечем отчитаться. Здесь надо по этому бланку отправить запрос на поиск инвестора. Чего-то никому инвесторы пока не нужны, никто даже не заметил такой возможности получить просто деньги.

Нет уж, я на такие штуки не покупаюсь. Строить можно только на свои. Пусть набегут и поуговаривают взять деньги, когда будет уже стоять нелегально крыша. Тогда посмотреть условия. Я просто строила и знаю как это делается. Деньги просто приходят и всё, никаких особо даже и бумаг не надо. Деньги потом только оформляются, когда всё уже есть, поезд для всех уехал. Одним понравилось - даже без риска никакого.

А на такие сайты приходить - это пустое дело. Я начинала крышу просто - мужик шёл к зубному врачу, просто боялся идти. А тут я. Ну и вместо врача поехали за материалом. Всех делов-то, ну а там уже инвестор после крыши набежал. Мужик искал объект, бригада была у него. У меня проект готовый был в кармане. Проект был на свои сделан деньги. Зато и дёшево обошёлся. Никто же не верил даже, кому проект заказали, что дело будет. Только смеялись, честно. Иначе же ни одной подписи мне было бы не получить, чисто из вредности. Ну и второй вопрос - все сильно хотели заработать, брались за всё, за всякую возможность цеплялись. Плати хоть копейку - делали. Такие вещи после советской власти казались чудом. Если кто не верит, могу перекреститься. И вот с этих денег к зубному врачу мало-помалу вложила почти 200 тысяч (долларов). Через три года вернула 180, 20 в пролёте. Потом кредит, кредитная история уже была. Потом только заработала маленько, на следующем проекте, так 10 лет строила без копейки в кармане, даже 20 лет, можно сказать. До самого 2008 года всё было хорошо, был рост по недвижимости непрерывно.

Вот поэтому международная обстановка важна, надо телик смотреть. Рост - будет рос. Падение - и у тебя падение будет. Вот поэтому я таким философам не верю, которые телик не смотрят. Они ничего не знают обычно. Поэтому и рассуждает нынешняя молодёжь очень просто, что всё зависит от финансовой ситуации, от текущего состояния рынка. Они не берут в голову никакой политики и философии. Привыкли, что был рост постоянный. Почему он был и по каким причинам - этого им не понять никогда. Они телик даже не смотрят и ничего не хотят знать даже.

Поэтому когда идёт всеобщее падение рынка, то надо найти дураков для отчёта. Вот такие сайты и появляются, чтобы под разорение подвести других, а самим отчитаться суметь. Чистая демагогия и бумаги. Здесь можно только под суд попасть, больше никуда, поэтому никакого дела заводить нельзя.

Экономические перспективы

Что касается России, то основная конечно проблема утечка мозгов, это нормально. Не нормально, что Россия как всегда потратилась на людей, которые получили образование и уезжают. Паники это не должно вызывать, надо просто понять, что это нормально. Когда развалился Советский Союз, не внешней силой, а внутренней силой он развалился, и это тоже нормальный такой процесс неизбежный произошёл, то отсюда и процесс утечки мозгов тянется. Не в том конечно дело, что мало инвестиций в науку. Откуда их взять, кто бы понимал. Все процессы в самом начале, а что делать учёным? Уровень образования, если среда соответствующая семейная сложилась, он высокий. Это одинаковый процесс перекройки всех жизней, что и у бывших колхозников.

Колхозники едут в города, думают, что будут городскими. Так само и учёные едут за границу, думают, что будут делать науку. Может и будут, может и станут. Только кризисная ситуация в мире сложилась. Предположим, ничего бы не развалилось, все оставались бы на своих местах. Хотя невозможно такое. Представьте, с трудом выучившее своё чадо семья учёных пытается ему найти место в институте, но это невозможно. Достать ребёнку квартиру, даже кооперативную невозможно. Защитить докторскую невозможно. Все места занимают лояльные колхозники, которые выехали из деревни, дети председателей и передовых трактористов, а вернее, партаппарата. Всё равно так и так этим учёным уезжать. Они конечно попытались бы зацепиться в какой-нибудь дальней области, в городке вроде Новосибирского. Но и там тот же процесс, свои да наши. Всё хуже и хуже стало всё финансироваться, плохой прогресс науки пошёл, цитирование не наладить. Нет той мировой славы учёного, о которой все мечтают. Авторитет тоже науки стал слабый, ясно что надо ехать туда, где можно работать успешней.

Думали, что наоборот всё будет. А получилось наоборот. Экономика такая, поэтому. Теперь хочется понять, что это за экономика такая в мире. Где нормально, а где не нормально. Учёных же не так много таких, которых схватят на Западе, да и можно ли назвать места, которые они будут занимать, местами в науке, сомнительно. Лучше уж здесь попасть в программу инновационную, выиграть какой-нибудь конкурс,чтобы пошла от тебя польза воистину государству, чтобы создать продукт конкурентный. Это тоже представляется некоторым невозможным. Даже большинству. Ну дак что остаётся? Хотят-не хотят, а уедут. Эти люди просто не вписались в поворот экономический, в кризис не вписались. Трудно, уж лучше бы их сразу за границу отправили родители в частную школу. Тогда ещё безболезненно, а так намыкаются. Это просто эмиграция называется, а никакая не наука. Поэтому лучше уж посадить огород, переждать. Небось не с голоду едут, так нет. Так хотя бы детей пихнуть в науку по традиции. Главное же есть - привычка учиться, сидеть задним местом. Может какой расчётец и понадобится, только вряд ли.

Как расшить узкие места

Часть работы сильно продвинулось, часть ещё требует дальнейших усилий в этом же направлении. Но вот какие вызовы в расшивке узких мест – не все понимают что и зачем делается. Например. Финансовая сфера, финансисты за своё всегда стоят, им проще. Например, стоит задача сократить расходы, и сокращают, или придумать новое в финансовой науке, например, придумана была экономика социализма. Теперь у них задача баланса стоит всяких механизмов (с вертолёта вроде бы как всё регулировать, докидывать всем по необходимости, жизненные ресурсы). Бог с ними, пусть докидывают, никто же не спорит с ними, но вот какое дело. Вся разбалансировка с чего пошла? С производственно-научной сферы пошло загнивание, где были тогда финансисты?

Очень процветали они хорошо, считали балансы и нормировали труд, а также создавали базу технологических карт производств и сметную базу технологий, чтобы считать было проще. Так чего их слушать, финансистов этих? Раз прорыв технологический должен дать деньги, то и вопрос в этом, как сделать этот технологический инновационный прорыв в условиях, когда финансово он вообще не нужен. Как так, не нужен? Да так, раз теперь никто не будет ничего инвестировать, так надо преодолеть отрицательный двойной барьер в этом развитии технологической и инновационной базы, иначе зачем было вообще делать демократическую революцию?

Чтобы расшить отставание, притянуть за уши новые технологии, в том числе во-первых организационные технологии и проектирование, то есть новые возможности частного менеджмента крупных корпораций. Но они теперь сидят в виду кризиса на своих ресурсах и выживают за счёт тех же систем, за счёт которых долго выживал Союз. Что же это именно? Замкнутость на себя, сокращение инвестиций, всяческие сокращения внутри себя и экономия. Сидят на своих ресурсах и тянут время, дожидаются лучших времён и стараются поддержать потенциалы роста на местах. Как именно это поддерживается? Что предлагается сейчас некоторыми странами? Увеличить рабочий день, сокращать зарплату и не увольнять старожилов, а в помощь им увеличить вокруг них круг низкооплачиваемых и крайне низкооплачиваемых желающих работать в данной сфере (по японскому методу готовить кадры средних специалистов на местах и не отпускать никого на пенсию, ибо пенсии не будет (грубо говоря). Короче, всем выйти на работу с восьми, как при Брежневе. Отпуск раз в год по обещанию, желательно в разное время. И чтобы по принципу – «у нас незаменимых нет». Сократить нахлебников всех по возможности, перевести их в госслужащие на полях сферы наращивания инфраструктуры. Я бы в сантехники пошёл (электрики, дорожники, станочники), пусть меня научат. Дизайнеров тоже не отпускать на вольные хлеба и художников, назначить им оклады низкие самые за профнепригодностью, то же и для литераторов.

«Заорганизованность». Или это просто порядок

Не понятно пока. Если рассматривать вопрос с точки зрения системного кризиса современного, то кажется, что если бы предварительно существовал порядок в сфере организации строительства и самого строительного производства, то не могло бы быть такого кризиса. С другой стороны, строительный бум только и мог существовать без лишней заорганизованности. Такое быстрое возникновение личной свободы действий в сфере частного предпринимательства.

Это всегда, если есть вдруг финансовая возможность, приток кредитов и одновременно некоторый «социализм» в распределении этих ресурсов для того, чтобы выровнять возможности, вероятно, как думалось некоторым, всегда ли при таком финансовом «коммунизме» возникает одновременно строительный бум и отсутствие «заорганизованности»? Возможно, что да.

Всегда при полной неразберихе в финансах и отсутствии заорганизованности происходит грандиозный взрыв строительства и бывает построено одновременно и сразу всё то, что не могли построить себе люди при всём желании до этого. Потом опять наступает период порядка и застоя. Когда всё приходит в порядок, то невозможно ничего сделать. Почему сейчас Германия относительно устойчива в кризис? У них строительная отрасль была, что называется, «заорганизована». Были такие порядки, что получить кредит под стройку было не просто, а саму стройку открыть тоже не просто. Везде железные строгие законы, как финансовые, так и архитектурно-строительные. Если проще, не было полной свободы и бардака, отсутствовала сама система делать за взятки. Это дало свои результаты, но доволен ли народ, если спросить. И так у них плохо было с тем, чтобы всё сошлось для строительства частного дома. Теперь ещё сложнее будет. Кризис. Немцы всегда удивлялись нашему бардаку во-первых, и простоте всего одновременно. Нашим дай только деньги, мигом построят себе любые хоромы. У немца и деньги даже есть, а столько до этого надо оформить всего, особенно в городе. Особенно, если реконструкция или даже ремонт городского дома. Также и вся социальная сфера в области использования рабочей силы. Всё «заорганизовано», как у нас скажут. Нам такое надо? Нам такое не надо, невозможно будет ничего сделать вообще. Все без понятия, как и что. Для того, чтобы организовать мало-мальский порядок в этих вопросах, надо иметь хоть какие-то мозги в голове. У нас народ строит не имея даже образования вообще. Шофёр-прораб. Главное - купить и привезти материал, суметь вкрутить мозг хозяину. Поэтому строят пройдохи. Инженер не нужен поэтому. Инженеров повыкидывали. А потом спрашивают «может вас кто-то обидел?» Какое непонимание происходящего, какое лицемерие!